Анастасия Русанова: Осенняя прогулка по крымским тропам. Боткинская и Штангеевская тропа над Ялтой

Методическая разработка пешеходной экскурсии

Продолжительность: 3-4 часа
Уровень туристской подготовки: начальный

В один из хмурых осенних деньков наша преподаватель из университета, Лукьяненко Екатерина Алексеевна, решила вывезти нас из грустного Симферополя на теплый и еще немножко летний Южный берег Крыма. Планы на день были интересные и серьёзные- прибытие в Алупку, подъем на канатной дороге на вершину горы Ай-Петри, спуск по очень живописной Таракташской тропе к водопаду Учан-Су и возвращение в Симферополь. Но, с канатной дорогой нам не повезло (за день до нашего приезда она сломалась), и был придуман альтернативный вариант — нам решили показать две другие, не менее интересные тропы — Боткинскую и Штангеевскую.
Фото: Боткинская и Штангеевская тропа над Ялтой Автобус довез нас до поворота на ялтинский зоопарк «Сказка», а оттуда за пару минут наверх по асфальтированной дороге мы дошли до указателя «Боткинская тропа». Собственно от него и начинается маршрут. В названии этой тропы слышится что-то медицинское и это не просто так. Первым обратил внимание на значе­ние крымского климата в лечении больных, особенно легочных, Сергей Петрович Боткин.

С. П. Боткин — выдающийся русский врач-терапевт, ученый-материалист, осново­положник физиологического направления в клинической медицине, крупный обществен­ный деятель. Он считал, что горные прогулки тренируют ор­ганизм, укрепляют сердечно-сосудистую и дыхательную системы и повышают обмен веществ. Большое значение он придавал и эмоциональному воздействию природы на человека. Самая красивая тропа, имеющая удиви­тельно ровный и постепенный подъем в гору, в память о выдающемся русском враче была названа Боткинской и носит до сих пор это имя.

  • «Идти надо равномерно, ни в коем случае не брать подъемы, как говорят, одним духом. После первых десяти минут пути необходимо сделать первую самопровер­ку: подсчитать частоту сердечных сокраще­ний. Предположим, если у кого обычный пульс 68—70 ударов в минуту (у женщин чаще), то во время остановки он может быть 120—140 ударов. Если пульс в течение 1—3 минут придет в норму (чем скорее, тем луч­ше), значит, ваше сердце работает не плохо, можно идти дальше. Частота дыхания не должна превышать 18 раз в минуту. В слу­чае резкой слабости, головокружения или пе­ребоев в работе сердца нужно немедленно прекратить поход и после отдыха возвраща­ться обратно» — таким рекомендациям надо следовать, чтобы испытать на себе лечебно-оздоровительные свойства Боткинской тропы.

Для любителей более активной ходьбы на тропе «протоптано» множество «сокращенок», по которым можно карабкаться в гору под большим углом. В среднем растительном поясе Южного берега, через который проле­гает Боткинская тропа, растут крымская со­сна и северная сосна. Из лиственных — граб, клен, дуб, осина, липа, калина, ря­бина. Встречаются также лещина, кизил, терновник, шиповник, дикие яблони, груши. Выше в горах буковые леса с примесью пород средней зоны — северной сосны, оси­ны и граба. И все это многообразие деревьев осенью превращается в пестрый и разноцветный ковер, а если смотреть на лес с гор, то он напоминает какие-то яркие океанские водоросли.
После небольшого подъема перед нашими глазами открылся водопад Яузлар (ниж­ний). Весной в нем достаточно много воды и он представляет собой красивое зрелище, но осенью, к сожалению, русло реки сухое. Путь дальше — по мосту через р. Яузлар. Сразу за ним вправо идет тропка в каньон водопада. Влево продолжается Боткинская тропа — широкая с пологим подъемом. Че­рез пять-десять минут еще один небольшой водопад Яузлар (верхний). Воды в нем летом, в жаркую пору, совсем мало, тихо журча она сбегает с бело-розовых каменных обрывов. Но когда идет таяние снега или после дождя, водопад бурлит. Здесь можно осмотреть гран­диозное геологическое обнажение, созданное стремительным потоком в течение многих лет, нагромождение скал, хаос обломков камней, состоящих из типичных для этих мест пород: известняков, глинистых и песча­ных сланцев, конгломератов.
Далее тропа продолжает вести нас к скале Ставри-кая. Через 30-40 мин с левой стороны от тропы стоит деревянная лесенка, спустившись по ней и пройдя еще метров 30, мы попадаем на самую вершину Ставри-кая. Здесь находится окончание Боткин­ской тропы, но вовсе не нашей прогулки.
Ставри-Кая в переводе на русский язык означает Крестовая скала. Высота Ставри-Кая — 700 метров над уровнем моря. Вершина ее не имеет ограж­дения и невелика по площади. Ходить по ней надо осторожно, так как края скалы разру­шаются ветрами, осадками и любой неосто­рожный шаг может привести к несчастью. Со Ставри-Кая открывается грандиозный вид на без­брежное Черное море, на сады и парки, сре­ди которых раскинулась Ялта. Южная часть Ставри-Кая почти отвесна. Неуто­мимые крымские скалолазы и спелеологи, исследуя ее, нашли большую пещеру. Последующими ис­следованиями было установлено, что пещера навещалась людьми еще в древности. В ней был найден черепок древнего лепного сосуда.

  • Со скалой Ставри-Кая связана одна ле­генда, которую часто можно услышать на туристских биваках.
    …В далекие времена на берегу Черного моря жил один из самых сильных людей этих мест по имени Тавр. Он один на один ходил на огромного медведя и, победив, при­носил его к становищу на своих могучих плечах. Однажды на охоте Тавр выронил боевой топор, и ему пришлось душить зверя руками. Долго после этой схватки залечивал охотник раны, таяли его силы. Тавр часто выходил к морю и молча часами сидел, смо­трел в его волны, словно ждал, что оно вер­нет ему бодрость и силу. Но силы не воз­вращались. Чувствовал он, как все медленнее и глуше стучало его сердце, тускнел его взгляд.
    Мать посылала его в горы, товарищи зва­ли на охоту, девушки заглядывали в глаза, но Тавр, равнодушный ко всему, упрямо си­дел у моря. «Только море способно вернуть мне силы, — думал он. — Для горных пере­ходов я слаб, неужели этого не понимают люди».
    Когда наступил час смерти его матери, она позвала его и сказала;
    — Сын мой, если ты хочешь, чтобы я жи­ла, поставь каменный крест вон на той вы­сокой скале, — и она показала на Ставри-Кая.
    Тавр посмотрел в угасающие глаза мате­ри и, не сказав ни слова, пошел к морю. Рас­ступились люди, с укором смотря на сына, который не захотел выполнить волю матери. Тавр долго стоял у моря. Оно бушевало: ре­вело, яростно обрушивая на каменистый бе­рег огромные волны. Гневно раздавался гро­моподобный говор волн, словно отчитывал его за ослушание.
    И Тавр вернулся к матери. Он погладил ее горячий лоб и затем скрылся в лесу. Про­шла ночь, а когда взошло солнце, его лучи осветили на высокой скале огромный крест, сложенный из камня.
    Спустился с горы Тавр быстро, ему ста­новилось все легче дышать. Какая-то неведо­мая сила наливала его мускулы. Но когда Тавр вернулся к матери, тело ее уже остыло, и он понял, зачем посылала она его в горы: только они могли вернуть сыну прежнюю силу.
    Успокоилось море, перестали биться о берег волны, но Тавр не вернулся к ним. Каждый день он поднимался в горы, и с каждым разом увеличивались его силы, гром­че стучало сердце.
    Скоро Тавр снова стал могучим и силь­ным…
    Старуха была умна. Она не разби­ралась в фитонцидах и озоне, но знала о ле­чебных свойствах лесных гор.
    На Ставри-Кая заканчивается Боткинская тропа. Но нас впереди еще ждал высокий и красивый водопад Учан-Су, поэтому мы вернулись назад к деревянной лесенке, поднялись по ней и завернули налево. Это уже Штангеевская тропа. Названа она по имени талантливого врача, видного общественного деятеля, одного из организа­торов Ялтинского отделения Крымско-Кав­казского горного клуба Ф. Т. Штангеева. На основе своих исследований Ф. Т. Штангеев написал книгу «Лечение ле­гочной чахотки в Ялте», имеющую значительную ценность и в наши дни.
    После одного из резких поворотов тропы перед нами появилась такая картина: отвесная скала и непонятно как и куда идти дальше. Но через не­сколько шагов под самой скалой мы увидели не­широкую, но хорошую каменную тропку, ко­торую туристы называют «Чертовой тропой». По ней и можно спуститься вниз. С этой тропой даже связана одна легенда:
    Спустился однажды черт с облаков на землю за шайтан-ягодой — кизилом. Уви­дел, что его ягоду люди едят, и сам решил попробовать. Идет по лесу, срывает темно-красные спелые плоды, ест и языком при­щелкивает. Вкусно! Набрать бы побольше, унести к себе, да не в чем. Решил черт спу­ститься в поселок, тару раздобыть. Обошел один двор, другой. Смотрит, в са­рае лежит матрац набитый соломой, а рядом целый засек кизила. Обрадовался черт, выт­ряс солому из матраца и давай в него ягоды сгребать. Жадность взяла. Столько насыпал, что потом еле мог матрац завязать. А когда взвалил его себе на плечи, даже коленки подогнулись.
    Только вышел из дверей, а навстречу хо­зяйка с ведрами на коромысле. Увидела вора и давай его коромыслом охаживать. Хотел черт оттолкнуться от земли, чтобы на небо улететь, да мешок давит, не дает возможно­сти подняться. А бросать кизил — жалко. Что делать? Побежал в лес. Думал: доберусь до Ай-Петри, там и отталкиваться почти не надо, — до неба недалеко.
    Бежит черт по лесу, потом обливается, слышит сзади погоню — мужики и бабы из поселка за ним гонятся. Побежал черт еще быстрее. Уже совсем мог бы удрать да вдруг пропасть дорогу преградила. Тут его люди и нагнали. Стали судить-рядить что с ним де­лать: человеческие законы не для него писа­ны. Одни предлагали рога ему спилить и бороденку выдергать, другие косматую голову оторвать…
    Взмолился черт: «Пощадите, люди хоро­шие, что хотите я для вас сделаю, отпустите только».
    Вышел тогда из толпы старичок, да и го­ворит: «По ту сторону пропасти очень много кизила растет, а добраться до него мы не можем. Пусть черт через нее нам тропу сде­лает, тогда и отпустим его». На том и поре­шили.
    Весь остаток дня и всю ночь трудился черт. К восходу солнца вырубил в каменной скале тропу и первый перешел по ней на ту сторону пропасти. Отпустили его с миром Люди, даже матрац с кизилом отдали: черт с ним, с кизилом, еще больше ягод наберем.

Это, конечно, всего лишь одна из многочисленных легенд, но, чтобы прорубить этот проход, членам Ялтинского горного клуба пришлось очень много потрудиться. Тропа сейчас ровная, шириной до метра и длиною около ста метров, с одной стороны есть металлические ограждения. Спускаться по ней надо медленно. Вид с нее действительно потрясающий. От этой тропки до водопада остается идти около 40 мин, причем все время спускаться и наслаждаться прекрасными видами Ялты и южных склонов Крымских гор.
Вскоре мы подошли к знаменитому водопаду Учан-су, и увидели безрадостную картину — воды в водопаде не было вообще ни капельки! Обидно… Водопад особенно красив ранней весной и в период дождей. Его мощные струи, разби­ваясь о камни миллионами брызг, наполняют ущелье серебристым туманом. Если заглянет солнце, то оно обязательно зажжет здесь мно­гоцветную радугу. К сожалению, в сухую жаркую пору водопад не представляет тако­го грандиозного зрелища, но, хотя его шутли­во называют «водокапом», он красив и летом. Осенью, когда дождей нет в течение нескольких недель, водопад абсолютно пересыхает.
Известный географ и путешественник большой знаток Крыма Евгений Марков пи­шет, что воды в Учан-Су становится все меньше и меньше, да и высота ее падения все время уменьшается. Так, он утверждает, что во время путешествия Екатерины Вто­рой в 1787 году водопад якобы достигал 150 саженей высоты (более 300 метров); во время пребывания Маркова его высота была уже 45 саженей. Правда, Марков считает, что данные 1787 года очень преувеличены, но он все же предполагает, что воды тогда было больше. Хищническое истребление леса, по­трава альпийских трав и обнажение извест­ковых пород на яйлах привели к резкому уменьшению водостока всех рек Южного бе­рега Крыма. Сейчас высота водопада составляет 98,5 м, ниже формируются еще три более мелких водопада, и он является самым высоким в Крыму и Украине.
Посмотрев на то, что осталось от грандиозного водопада, мы отравились к нашему автобусу. От верхней смотровой площадки к нижней ведет деревянная лестница, спуск по которой представляет собой испытание, т. к. лестница находится под сильным наклоном и на ней отсутствуют некоторые ступеньки. От нижней смотровой площадки асфальтированная аллея ведет к ресторану, сувенирным лавкам и кассе. Да, кстати, во время туристического сезона посещение водопада платное- по 4 грн. За что платить эти деньги и куда они уходят (вернее кому)-это отдельная тема для разговоров и споров, которые ни один год ходят по Крыму: а надо ли брать плату за посещение природных объектов? стоит ли крымчан освободить от этой платы? куда будут направлены собранные деньги и кто будет за этим следить? И таких вопросов еще очень много, к сожалению.
Это, кстати, одна из причин, почему прогулку лучше начинать с Боткинской тропы, а не с водопада Учан-су (ведь посещение платное). Да и вообще, Боткинская тропа менее сложная, чем Штангеевская, к тому же приятнее и интереснее идти, когда впереди Вас ждет заманчивая цель- самый высокий и красивейший водопад в Крыму.
Мы едем домой, в наш грустный осенний Симферополь…Удивительно, насколько сильно может отличаться погода по разные стороны Ангарского перевала- на побережье еще теплое лето, а в столице Крыма — уже мокрая крымская осень. Конечно, есть еще теплые деньки бабьего лета, но, мне кажется, они лишь напоминают нам то, чего мы будем ждать всю зиму -тепла, солнца и ярко-голубого неба.
Мы отлично провели день (несмотря на то, что канатная дорога не работала, а водопад был абсолютно без воды). В Крыму всегда есть альтернатива, большой выбор занятий, исторических и природных объектов, маршрутов, экскурсий и туров. Тем более на Южном берегу Крыма в «бархатный сезон»: Никитский ботанический сад, где проходит осенний бал хризантем; дегустационные залы винзавода «Массандра», дворцы и парки Южнобережья, зоопарк «Сказка», театр морских животный «Акватория», шикарная набережная Ялты – есть из чего выбирать. А наш выбор пал на оздоровительные пешеходные тропы, проложенные известными врачами еще в начале прошлого века. Чудесный день, и все очень довольны.
PPS.: а еще мы сэкономили денег на канатной дороге — а это всегда радость для студента;-))))
P.P.S: отдельное большое спасибо Лёне Плесковскому, который писал курсовую работу по этим тропам и рассказывал нам много всего интересного, пока мы шли.

источник

Анастасия Русанова: Осенняя прогулка по крымским тропам. Боткинская и Штангеевская тропа над Ялтой: 1 комментарий

  1. грибы возле Ялты, и кизил! А главное очень красиво. Если с моря идет туман, на набережных и в парках у моря сыро и пасмурно, скорее в горы. Там за облаками солнечно, сухо, тихо.
    Там. там тарам
    там тарам.
    За облаками небо.
    Сезон На виноград это романтические прогулл днем, а долгим теплым вечером густой сладкий крепкий красный портвейн, виноград и…
    Ну это для приезжих. Местным надо жарить грибы. Кизил ноября самый лучший, варить не надо! Перетереть с сахаром.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.