Гиппотерапия (иппотерапия) в Крыму

Верхом на коне — навстречу мечте

Оно очень большое. Нет, просто огромное. Оно тёплое, осторожно шагает и размеренно дышит под тобой. А ты, скукожившись и вжавшись в это животное, сидишь, крепко ухватившись за его гриву. Страх, трепет и восторг — всё смешалось. И запомнилось надолго. Прошло более пятнадцати лет, а я отчётливо помню тот свой первый и пока единственный сеанс иппотерапии.
И никакая то была не иппотерапия. Просто конная прогулка с инструктором. Ведь верховая езда только тогда лечит, когда регулярна и непрерывна, а не когда одноразова. Однако ощущения, подаренные общением с лошадью, запомнились надолго. А вместе с ними запомнилось и новое, загадочное слово «иппотерапия», значение которого узнала гораздо позже. А происходит оно от латинского hippos — лошадь.

Известна иппотерапия также как райт-терапия, или лечебная верховая езда. Но как ни назови это метод, он всё равно останется эффективным средством восстановительной терапии, которое вот уже более сорока лет применяют в шестидесяти странах при лечении пациентов с очень широким спектром заболеваний. Особенно эффективна и действенна лечебная верховая езда в реабилитационной практике с детьми, страдающими детским церебральным параличом, а также заболеваниями, которые связаны с нарушениями опорно-двигательного аппарата, с задержкой психоречевого развития, с нарушениями слуха, олигофренией, детским аутизмом.
В сущности иппотерапия — не что иное, как форма лечебной физкультуры, где в качестве инструмента реабилитации выступают лошадь, верховая езда и физические упражнения, выполняемые всадником. И в этом процессе работают все основные группы мышц тела.
Специалисты утверждают, что наблюдаемые терапевтические эффекты напрямую связаны с уникальными свойствами иппотерапии одновременно положительно воздействовать на физическую, интеллектуальную и психосоциальную сферы человека. Говорят ещё, что лечебная верховая езда фактически не имеет противопоказаний и благотворно воздействует на человека любого возраста и любой физической подготовки.
Однако и здесь следует учесть ряд нюансов. Так, верховая езда, цель которой не просто отдых и расслабление, но именно лечение, должна осуществляться только по предписанию врача и только в сопровождении квалифицированного инструктора. Но не конюха, не специалиста-любителя, коих развелось великое множество.
— В поле закона, в подчинении крымского Минздрава работает сегодня только иппоцентр при детском клиническом санатории «Чайка», что в Евпатории, — говорит врач КРУ «Центр здоровья» Виктор Бридко. — Все остальные фермы и конно-спортивные базы никакого отношения к иппотерапии не имеют, они лишь подтверждают, что такое явление имеет место быть. Много у нас таких «увлечённых» этим способом реабилитации, но для них, как правило, на первое место выходит материальная подоплёка дела, а не здоровье ребёнка.
Детский санаторий «Чайка» уникален ещё и тем, что работает круглогодично, а потому нам удалось и пообщаться с его главврачом и коллективом, и «наладить контакт» с лошадками-«терапевтами». Оказывается, что не любят они запаха сигарет, алкоголя и белых халатов, не любят, когда к ним подходят сзади, но зато обожают яблоки, булочки и общаться с детьми. Об этом медики предупреждают нас заранее.
— Не каждую лошадь можно сделать «терапевтом», у животного должны быть соответствующие характер, возраст, амплитуда шага, рост и нрав — всё должно учитываться, — рассказывает заведующая психоневрологическим отделением санатория Эмине Сейдалиева. — Лошадь требует постоянного внимания к себе, за счёт этого возрастают способности ребёнка адаптироваться к реальности. Для него положение верхом оказывается «выигрышным». Ребёнок радуется, что он выше всех, в какой-то степени осознаёт свою силу.
К тому же верховая езда требует концентрации внимания, осознаваемых действий, умения ориентироваться в пространстве.
Если ребёнок не может сесть на лошадь, его кладут ей на спину. Постепенно он стремится сесть прямо, поскольку только в этом положении сможет самостоятельно держаться на коне, и ему приходится опускать ноги ниже. Ребёнок сам стремится преодолеть недуг, увидеть результаты своей борьбы. Кстати, во время движения лошади туловище всадника выполняет те же движения, что и при ходьбе. Вместе с расслаблением ног идёт укрепление мышц спины и их гармонизация. Для сохранения равновесия на коне необходима прямая посадка, наклон в любую сторону ведёт к сползанию. Таким образом при движении слаборазвитые мышцы формируются и укрепляются, а закрепощённые — расслабляются. Иппотерапия уникальна тем, что нагрузка одних мышц и расслабление других идут одновременно.
Собеседницы мои показывают детские рисунки, увлечённо рассказывают о том, как ребятня любит сеансы иппотерапии, как собирают оставшиеся после обеда булочки и яблоки, как любят своих лошадок, и о том, что верховая езда действительно может быть лечебной. Может заставить поверить в свои силы, гордо выпрямить спину и поставить на ноги. Всей стопой.
— А как-то был случай, когда одна из лошадок подошла к двухлетнему малышу и вылизала его с головы до пят, — рассказывает, улыбаясь, заместитель главврача по медицинской части Ирина Берсенёва. — Мама сначала недоумевала и боялась, но когда заметила, что после таких «сеансов» ребёнок стал спокойнее, спит крепче и судороги у него прекратились, успокоилась.
Всего в учреждении четыре лошади. Так что «Центр иппотерапии», пожалуй, звучит как-то уж слишком громко. Но для Крыма и Евпатории «Чайка» и её «лечебные» лошадки — гордость.
— За животными ведь нужны специальный уход, кормление полноценное, — говорит главный врач «Чайки» Александр Кисиленко. — На это требуются деньги. Однако финансирование государственное скудное. И чего скрывать? Хотелось бы больше.
Однако в Крыму есть ещё один центр иппотерапии. Благотворительный. Находится в Алуште.
И называется он «Поводья жизни». Так вот его руководитель Мария Цыганий тоже говорит о том, что иппотерапия, несмотря на все её уникальные возможности, в Крыму развивается слабо. Почему? Да потому что денег нет и нет специалистов, врачей и инструкторов со специальным медицинским образованием. Нет даже средств, чтобы оборудовать специальную площадку, по которой лошади ходят. А потому в дождливую и слякотную погоду мамы деток, которых нужно поддерживать, тоже все в грязи. Как, собственно, и лошади, за которыми они самоотверженно следуют.
— У нас в иппоцентре одна обученная лошадь, — признаётся психолог, реабилитолог и директор центра Мария Цыганий. — Да, сложно найти и обучить животное, сложно найти деньги на реализацию каких-то идей, но самое сложное — это найти поддержку не только финансовую, но и моральную. Ведь людей, согласных работать с детками-инвалидами, очень мало. Многие считают, что это «морально тяжело», а потому требуют за свой труд очень большие оклады, выплачивать которые мы просто не в состоянии. Ведь только на содержание лошади в месяц уходит порядка полутора тысяч гривен, и, чтобы выдавать «достойные» зарплаты, стоимость одного занятия должна составлять более ста гривен. У многих родителей таких денег нет. А если учесть, что ребёнку необходимо три занятия в неделю, а также то, что процесс реабилитации длительный и регулярный, то получается внушительная сумма.
Нет таких денег ни у семей, где есть больные дети, ни у государства, считающего, что есть проблемы поважнее этих самых больных детей. И пока здесь, в Крыму и на Украине, ждут и просят, пока тщетно разыскивают людей небезразличных, не брезгующих работой с детьми-инвалидами, пока осознают и понимают пользу и уникальность иппотерапии, в Москве, Прибалтике и Грузии, например, уже давно всё нашли, всё осознали и активно ею занимаются. Исцеляют. Нам же, и это в лучшем случае, остаётся довольствоваться конно-спортивными базами, конными прогулками и туризмом, тоже конным, который они предлагают. И ещё верховой ездой, которую, увы, далеко не всегда можно назвать лечебной. А как бы хотелось: верхом на коне да навстречу мечте!
Ирина КОВАЛЁВА. Крымская правда, 14 апреля 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.