Динамика природы Северного Причерноморья и русские народные сказки

За поясом, возможно, земледельческая мотыга. Арийцы в Поднепровье, вероятно, интегрировались в местную древнюю земледельческую культуру, связанную с цивилизацией Триполья.
Мягкий материал позволил местному мастеру кое в чем, действительно, превзойти диоритовые стелы. Идол в плане квадратный, а общие линии его граней изысканны и напоминают в объеме некоего солидного вуйку в овчинном тулупе. Символы государства, семьи и частной собственности изображены просто и понятно в нижней лицевой части стелы. Ниже пояса высечен прямоугольник (почти квадрат) слева, в центре недвусмысленно эрегированный мужской половой орган в полном комплекте (на других стелах все-таки изображения обычно символические, не такие откровенные). О рисунках на боковых гранях судить сложно (огромное спасибо музейщикам! Знают свое дело туго…, бедность, конечно не порок, но так ли уж много денег надо, чтобы фотографии опубликовать в Интернет?). Орнаменты на основе треугольников… и нечто малопонятное.
Задняя сторона относительно понятна: орнамент из косых линий и симметричные елочки в квадратах.
К сожалению в публикациях как бы специалистов, основное место уделяется домыслам и фантазиям, а не детальному описанию изображений.
Что можно выудить из публикаций: хвост на спине (?), многочисленные изображения быка. Это уже очень интересно, так как приручение коровы и генетическая возможность усваивать коровье молоко сугубо европейская черта. Тут же отметим, что в Индии коровы оказались бесполезными существами, бродят по свалкам, местная раса не переваривает коровьего молока. Индия никак не может считаться прародиной ариев, изначально связанных с одомашниванием коровы и ведущей ролью молочных продуктов в питании.
Приведем официальное описание, опубликованное на сайте Днепропетровского музея:

Керносовский идол — антропоморфная стела эпохи энеолита (медно-каменный век), втор.пол.III тыс.до н.э. Найден в 1973 г. у с.Керносовки Новомосковского района Днепропетровской области. По всей вероятности, представляет собой образ одного из верховных божеств древних ариев, — творца мира, подателя жизни и плодородия, покровителя скотоводов и воинов, громовержца.
Представляет собой прямоугольную плиту, в верхней части небольшой выступ — голова. Его размеры: 120х36х24 см, вес — 950 кг. Изготовлен из песчаника.
На поверхности стелы находятся многочисленные рисунки. Обозначены черты лица — глубоко посаженные глаза, нос, тяжелый подбородок; изображены усы с опущенными вниз концами. В верхней части стелы показаны поднятые вверх, в жесте «адорации» руки, обозначены позвоночник, ступни ног, фаллос, хвост. В целом, стела представляет существо со смешанными чертами человека и животного
На стеле изображены оружие (лук со стрелой, булава, праща), орудия труда (топоры, мотыга), металлургические атрибуты — льячка (ложка для разливки металла) и литейная форма. Показаны животные — бык, две лошади, черепахи. Есть несколько сюжетных изображений, явно мифологических: в центре стелы — человек с хвостом преследует двух животных, на боковой грани — фаллическая сцена — мужчина (с хвостом) и женщина в момент коитуса. Кроме предметов, животных, людей, на стеле много орнаментальных композиций, имеющие, по всей вероятности, космологическую направленность — ряды треугольников, зигзагообразных линий, меандр.

Анализ рисунков:
Изучение рисунков на поверхности керносовского идола, опирающееся на текст священной книги древних ариев — «Ригведу» позволило предположить, что перед нами наиболее почитаемой в III-II тыс. арийское божество — Индра, творец мира, покровитель воинов, скотоводов.

Напрашивается фраза: «Поздравляю, господин совравший!».
Существо смешанной породы… прямо как на неудачной цирковой афише – смешанная группа животных и клоунов.
Но хоть внятно перечислены образы.
Еще раз повторим, стелы времен неолитической революции – это не прообразы фотокарточек и не надгробные камни. Это важнейшие ритуальные символы захвата страны. Это все пограничные столбы, телебашни, здания парламента, университета и оперного театра в одном камне.
Человек с хвостом преследует двух животных. – Хвост ему как ящерице позволяет удерживать равновесие (из-за фаллоса с ядрами его сильно заносит на бегу?).
Атеизму музейных работников явно переучили. Ну допустим, бога нет. Но религия то есть, и история религии вполне понятная наука, как, впрочем, и в истории охоты тоже все достаточно четко прослеживается. Путать сцены охоты и священные ритуалы плодородия скота… мне кажется, что и для школьника это как-то неприлично. Разве что в нашем образовании все фаллические культы считаются неприличными и их просто тупо не проходят? Ритуал-то показан совершенно дидактически – эдакая шпаргалка для жреца: чтобы скотина давала приплод, нужно нацепить себе хвост (чтобы воздействовать на нее, надо войти в ее духовный образ), затем совершить красивый и запоминающийся половой акт в присутствии всего племени и скота. Ну и потом все получится как надо у быка и коровы и прочих пар домашнего скота.
С черепахой мне не ясно.
Орнамент из меандр, возможно, связан с огромным значением заливных лугов и даже земляными работами по лучшему расположению речных русел среди пойменных лугов.
В орнаменте из треугольников и, возможно, в косой насечке на спине идола, могут содержаться календарные сведения. Скотоводы и земледельцы нуждались в точных датах для посевов, случки скота, сроков хранения различных продуктов и других хозяйственных событий и праздников. К высокой философии и космологии, думается мне, фермеры всегда были равнодушны. Это сидя в пустом музее, можно выдумывать всякие абстракции, а со скотом и хлебом все очень конкретно. Если уже и смотришь на небо, то думаешь о дожде или тепле, и от богов тоже ждешь конкретных молний или течки у скота.
Вот вам и портрет усатого дядьки из Индии с тяжелым подбородком и хвостом.
Думается мне, что идол из Керносовки характеризует более развитый уровень цивилизации ариев в Поднепровье, чем это было на момент изготовление стелы из Верхоречья. Обилие деталей на нем, возможно, говорит и о значительном растворении ариев в местном населении и необходимости более детальной демонстрации символов своей культуры.

Гуси-лебеди – образ кочевников, изменяющих свое местопребывание от сезона к сезону. Тюркское слово казак, которое впоследствии стало обозначением особого субэтноса или сословия в русской нации, прямо связано с образом белого лебедя. Гуси-лебеди уносят только маленьких мальчиков. Гуси-лебеди служат Бабе Яге.

Три богатыря: Илья Муромец (без вариантов — муромец, то есть не-славянин, угро-фин, символ единения, древней интеграции славян, двигающихся с юго-запада и коренного населения лесной зоны между Балтикой и Уралом); Добрыня Никитич – славянин, с дохристианским именем, но христианским отчеством; Алеша Попович – ну этот наш, крымский, опять же без вариантов – византийские и русские попы уж никак не формировалось из геев. Первых киевских священников князь Владимир привез из Херсонеса Таврического, естественно, с женами и детьми. Так или иначе, все русские Поповы родственники крымских Попандопуло, Папаниных, Папазовых и т.д.
Само слово богатырь (батыр) – тюркское, в отличие от русского слова витязь.
Раз уж речь зашла о словах – хорошо – это вовсе не славянское слово, у украинцев, поляков, чехов, сербов и всех других славян – добре связано с имуществом, а беда и бедность у всех арийцев это плохо (бэд). В земледелии и скотоводстве все ведут хозяйство на одной земле с одним климатом, одними сортами растений и одними породами скота. Бедность и злыдни объясняются не фатумом и не судьбой, а только плохими качествами самого человека.
Население Крыма за многие тысячи лет фактически не знало бедности до времен коллективизации 1930-х годов и нынешней незалежности. Сталинские колхозы и киевские чиновники оказались страшнее всех войн и экологических катастроф.
Но давайте о хорошем. Точнее о смысле слова хорошо.
У русских, как и у сарматов и скифов, понятие хорошо не связано с материальными благами. Хорошо – это значит угодно богу солнца Хорсу. Русские – самые непрактичные из славян и виноват в этом древний бог скифов, сарматов и аланов Хорс. Вспомним, что непрактичность скифов вызывали удивление еще у эллинов, которые называли их справедливейшими и беднейшими из мужей, отлично при этом зная и о многочисленности их стад, и о том, что даже сбруя скифских лошадей обильно украшена золотыми пластинами.
В данном случае бедность надо понимать ни как нищенство или принудительную диету, а как отсутствие поклонения богатству и золоту, которое сохранили в себе и русские (часто себе в ущерб).
Золото для скифов было только бижутерией, а поклонялись они золе из родного очага и железному мечу.
Стоит задуматься и о статистике детской смертности из эллинских и скифских могильников, а также могильников древнего земледельческого населения Крыма античного времени. У горожан и селян Крыма доля детских скелетов в могильниках примерно одинакова – 25-30%, у кочевых скифов – 6-15%. Скифы жили в гармонии с природой, чего, к сожалению, не скажешь ни о ком из десятков народов, которые претендуют считать себя их потомками.

Живая и мертвая вода – ну уж с этим совсем просто, есть много хороших работ о составе и свойстве грязей и рапы крымских озер.
Действительно, преобладание сероводорода в грязях озера Чокрак и других на востоке Крыма делает их «мертвыми» — они, прежде всего, предупреждают гангрену, гниение, воспаление и другие процессы, убивая бактерии и прочую гадость.
А вот грязи и рапа Сакских озер (слово сак – одно из самых древних европейских слов, означает — мешок, ловушка) – живая вода. Они приводят в порядок иммунную систему, избавляют от аллергических реакций, способствуют заживлению ран.
Минеральные воды Крыма (известно около 100 источников), не так знамениты теперь как воды Кавказа или Альп. Но русские витязи про Баден-Баден точно не слышали. Как, впрочем, у немцев нет Бабы Яги…
У немцев много есть чего другого, в том числе и происходящего из Крыма, но это уже другая история.

9 февраля 2007
Игорь Русанов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.