Сады и парки городов и местечек Белоруссии в XVIII-XX веках

Эта небольшая работа написана хорошим языком, рекомендуется для устного сообщения (доклада) и может служить основой для эксурсионных текстов.

Обширный список литературы позволяет развить эту работу до уровня курсовой и дипломного проекта, а также поможет в проектировании парков, скверов, приусадебных и отельных территорий отдыха. 

Особенно ценным является внимание к местечкам (малым населенным пунктам торгово-ремесленного назначения), именно исторические малые города и поселки для зеленого экологического туризма наиболее интересны.

Сады и парки городов и местечек Белоруссии в XVIII-XX веках

 Введение

Парк — обширная (обычно больше 10-15 га) озелененная территория, благоустроенная и художественно оформленная для отдыха под открытым небом. Термин проник в русский язык в XVIII в. из Англии и первоначально означал естественную рощу или участок леса с живописными аллеями, полянами, прудами свободных очертаний, беседками, скульптурой и т. п. В настоящее время парки рассматриваются как важнейший элемент общегородской системы озеленения и рекреации; они выполняют оздоровительные, культурно-воспитательные, эстетические, природоохранные функции.

Актуальность моей работы заключается в том, что хоть и садово-парковое искусство является довольно изученным аспектом истории, но все же остаются некоторые аспекты, которые были не затронуты или малоизученны. Именно поэтому я выбрала изучение городского садово-паркового искусства, его развитие на протяжении XVIII — начале XX столетий, влияние садов и парков на жизнь городского населения в целом.

Целью моей курсовой работы является показать становление и развитие садово-паркового строительства в городах Белоруссии в XVIII — начале XX вв.

Выбранные мною хронологические рамки не случайны — это период становления и развития садово-паркового искусства на территории Белоруссии. Это период от появления частновладельческих парков предназначенных только для хозяев дворян и их гостей (XVIII век) до строительства первых городских парков предназначенных для всего городского населения.

В своей работе я рассматриваю развитие парков таких городов как Минск, Могилев, Гомель, Несвиж, Витебск и местечек как Ружаны, Слоним, Кобрин, Свислочь и др. В каждом и перечисленных городов и местечек в изучаемый мною период имелись сада и парки, причем они могли быть не одни. Я хочу рассмотреть эволюцию паркового строительства на территории Белоруссии, проследить за изменением стилей паркостроения, выделить в них нечто общее и их различия. Кроме того я хочу показать, что парк не был только место где росли редкие деревья и высажены цветы, но и то, что парк, особенно середины XIX столетия, являлся очень популярным местом для проведения свободного времени у всех кругах городского населения. И эта особенность проявляется только в городе.

Предметом моего исследования являются городские парки Белоруссии.

Объектом моего исследования является садово-парковое строительство в белорусских городах на протяжении XVIII — начале XX столетий.

Для достижения данной цели мной решены следующие задачи:

1. Изучить литературу о садово-парковом искусстве на территории Белоруссии.

2. Проанализировать развитие культуры в городах Белоруссии в XVIII — начале XX вв.

3. Охарактеризовать наиболее значимые памятники садово-паркового искусства Белоруссии.

4. Проследить эволюцию в садово-парковом искусстве на территории Белоруссии в XVIII — начале XX вв.

Основные методы мое исследования, которые я использовала при написании своей курсовой работы — это:

  • историко-описательный: я описывала садово-парковые композиции городов Белоруссии, их строительство и историю.
  • историко-сравнительный я сравнивала сады и парки частновладельческие и городские, городов и местечек.

1. Источники и историография

Для изучения данной темы я использовала литературу современных авторов, которые описывают садово-парковое искусство Белоруссии, а также краеведческую литературу описываемого мною периода (XVIII — начало XX вв.). Ниже я подробнее опишу используемую мной литературу.

В работе Л. Виноградова «Гомель. Его прошлое и настоящее», которая была написана в начале ХХ века, автор подробно рассказывает историю города с момента его возникновения до настоящего времени. Описывает экономическое развитие города Гомеля. Он приводит в пример различные показатели экономического плана. Приводит различные таблицы и схемы. Приводит описание внешнего облика города. Для своей работы я использовала описание автором городского парка князя Паскевича его внешний облик и значение его для местного населения [5].

В работе А. С. Дембоветского «Опыт описания Могилевской губернии» я использовала второй том, который был издан еще в конце XIX, автор подробно описывает города Могилевской губернии, рассказывает об их населении, внешнем облике, экономическом развитии. Особое внимание автор уделяет городу Могилеву. Приводит различные таблицы и схемы. Для свой работы я использовала описание автором города Могилева, строительство городского парка и отношение к этому событию горожан. Так же я взяла описание гомельского парка его историю и современный тогда внешний облик [26.].

В историческом очерке Н. Я. Никифоровского «Странички из недавней старины города Витебска» автор в увлекательной форме описывает город Витебск конца XIX — начала XX веков. В книге подробно рассказывается история города, описание его внешнего облика, жизнь и занятия горожан. Для своей работы я использовала описание автором садов и парков города Витебска, их значение в жизни городского населения [17].

Также я использовала географическо-статистический очерк о городе Гомеле начала XX века группы авторов: Ф. Я. Жудро, Н. А. Сербова, Д. Н. Довгялло. Здесь написана краткая история города Гомеля, его современный внешний облик, подробно описывается архетиктура города. Для своей работы я использовала описание авторами садов и парков города Гомеля, их внешний облик, и роль в жизни городского населения [25].

В монографии Антипова В. «Парки Белоруссии» в увлекательной форме автор рассказывает о становлении и развитии паркового строительства в Белоруссии, его взаимосвязи с садово-парковым искусством России, Польши и Западной Европы. Изложенный материал иллюстрирован из истории развития отдельных ансамблей и композиций парков. Описанные парки взяты под охрану государства. При характеристике древесных видов выделены наиболее ценные с дендрологической точки зрения породы, а также имеющие главенствующее композиционное значение. Для своей работы я брала описание паров городов Белоруссии, их внешний облик на момент создания и современный, описание редких видов деревьев[1].

В работе Федорука А. Т. «Садово-парковое искусство Белоруссии»изложены основные исторические этапы развития садово-паркового искусства на территории Белоруссии. Характеризуются регулярный и пейзажный парки, особенности их планировочного построения, многообразие архитектурных сооружения, водоемов и насаждений. Для своей работы я использовала описание парков городов Белоруссии в XVIII — начале XX веков[18].

В 6 томе серии «Белорусы» под названием «Общественные традиции», который посвящен исследованию проблем исторического развития различных форм общественных традиций белорусов. С позиции современной этнологической науки освещены работа сельской общины, ремесленных цехов, православных братств, земств, городского самоуправления, развитие судебной системы. Раскрываются характерные черты общественных форм провождения свободного времени, особенности христианских, календарных, профессиональных и государственных праздников. Для своей работы я взяла описание свободного времяпровождения горожан в XIX — начала XX веков. Особенное внимание уделила роли парков в свободном времени и отдыхе у горожан [4].

В книге «Общественный быт и культура городского населении Белоруссии» рассматривается общественный производительный быт и духовная культура городского населения Белоруссии начиная с XV века и до нашего времени. Особое внимание уделяется советскому периоду. Для своей работы я использовала информация о провождении свободного времени городского населения, особое внимание уделяла роль парков в жизни городского населения [6].

В монографии З. В. Шибеко «Странички жизни дореволюционного города» описывается город Минск в дореволюционное время. В Минске, сильно разрушенном в годы Великой Отечественной войны, в отличии от большинства древних городов почти не сохранилось уголков — свидетелей его многовековой истории. Авторы предприняли попытку воссоздать образ города конца XIX начала ХХ века. Основываясь на архивных документах, периодических и иных изданиях того времени, они описывают улицы здания, скверы дореволюционного Минска, рассказывают о занятиях горожан, рисуют картины городской жизни, знакомят с представителями разных классов и социальных групп. Для своей работы я использовала описание авторами внешнего облика города, рассказы об его строительстве, описание улиц, парков, скверов, их роль в жизни городского населения [22].

В работе А. Н. Кулагина «Архитектура дворцово-усадебных ансамблей Беларуси, вторая половина XVIII — начало XIX вв.» анализируется развитие дворцово-усадебной архитектуры Белоруссии периода вторая половина XVIII — начало XIX вв., сложный путь ее художественно-стилевого развития от позднего барокко к классицизму. Рассматриваются основные элементы дворцов и усадебных комплексов: архитектура дворцов и усадебных домов, их интерьеры, парки с малыми архитектурными формами, хозяйственные и служебные постройки. Для своей работы я использовала описание усадебных парков городов Белоруссии, их описание и художественно-стилевое развитие [13].

В монографии А. Атрушкевича «Дорожками старого парка» рассказывается о парке им. Луначарского в городе Гомеле. Здесь идет рассказ о истории строительства парка и о современном внешнем облике. Для своей работы я использовала описание строительства парка и его изменения на протяжении XIX столетия. [3]

Таким образом можно сделать вывод, что литература о истории садово-паркового строительства Белоруссии имеется. В ней довольно подробно описывается история и создание парков Белоруссии, но не акцентируется внимание на городских парках и на их роли в жизни городского населения.

 

2. Общая характеристика садов и парков городов и местечек Белоруссии в XVIII — начале XX вв.

История дворцово-паркового искусства на территории Беларуси, является неизученным аспектом многогранной истории нашей Родины. Парки во все времена являлись образцом творчества, самовыражением той или иной эпохи и их создателей. Парки были важной составляющей жизни не только самой состоятельной части тогдашнего общества — дворянства, но и простолюдинов.

Развитие садово-паркового искусства определялось в первую очередь социально-экономическими условиями и мировоззренческими взглядами, поэтому в старинных парках нашли свое отражение уклад жизни, идеи, эстетические воззрения соответствующей эпохи. На утверждение своеобразного культа природы в садово-парковом искусстве большое влияние оказали философия, публицистика, театр, наука. Усадебно-парковые ансамбли Беларуси представляли собой высокохудожественные образцы, в которых воплотились прогрессивные планировочные идеи своего времени. Следует отметить, что для Беларуси, в отличие от Западной Европы и России, характерны были парки значительно меньших размеров. Им были присущи относительно небольшие площади, более скромное декоративное убранство, интимность, несложные симметричные композиции.

С белорусскими усадьбами связаны имена таких видных исторических деятелей, представителей литературы и искусства, как Н.П. Румянцева, И.Ф. Паскевича, А.В. Суворова, Ф. Богушевича, В. Ваньковича, М. Ельского, М. Огинского, Ю. Немцевича, И. Репина и др. К сожалению, многое в садово-парковом искусстве безвозвратно утеряно. Но то, что осталось, является историческим наследием, имеющим огромное научное, практическое и воспитательное значение.

Первые попытки декоративного садоводства на территории Беларуси предпринимаются лишь с середины XVII в. (в Западной Европе — с XV в.). Это происходило потому, что тесные дворы средневековых белорусских замков, феодальных усадеб были неудобны для формирования парковых композиций. Вынужденные защищаться от постоянных иноземных набегов, междоусобной борьбы феодалы возводили неприступные крепости с огромными толстыми стенами и небольшие по площади, что не давало развитию паркового строительства. С утратой замками своего оборонного значения к середине XVIII в. Резко расширят свою географию дворцово-усадебное строительство. Оно выходит за пределы своих городов крепостей, распространяется в землевладениях магнатов и шляхты. Феодальная резиденция формируется в дворцово-парковый или усадебный комплекс с обширным набором служебных и хозяйственных построек (дворцы Огинского в Слониме, Тизенгауса в Гродно) [13., с. 3].

Возникновение первых декоративных садов (парков) происходило под влиянием идей итальянского Возрождения. Именно поэтому, эти посадки получили название «итальянских садов» (Несвиж, Мир). Со временем парковые насаждения становятся неотъемлемыми и необходимыми атрибутами практически каждой дворянской усадьбы.

До середины XVIII в. основным стилистическим направлением в садово-парковом искусстве было барокко. Его эпоха связана с созданием ансамблей, в которых архитектура, живопись, скульптура, музыка, садово-парковое искусство и прикладное искусство были отмечены печатью торжественности и импозантности. Парки итальянского типа создавались в тех случаях, где местность имела пересеченный рельеф. В «итальянских» парках на основе регулярно-осевой системы предусматривалось оформление передов рельефа местности в виде террас, пандусов, гротов, лестниц. В большинстве случаев в таких парках рельеф обыгрывался 3 — 4 террасами. У их основания, как правило, устраивался водоем.

Одновременно с «итальянскими садами», развиваются «французские» парки — парки регулярного типа. Для них были характерны четкость форм, ясность и уравновешенность композиций, господство прямых линий, геометрическая правильность и строгость пропорций, благородная простота.

Основной особенностью классического стиля явилось использование многоосевых структур, связанных рядом композиционных узлов в однородное законченное единство. Парки могли быть симметрично-осевыми, многоосевыми, многоэлементными. Композиционно их составные части характеризовались четкостью пропорций, регулярным ритмом расположения. Каждый участок отличался безукоризненной точностью линий и тщательной обдумательностью деталей. Парковым ансамблям этого периода было присуще стремление к парадности, раскрытию основных видов на дворец.

На живописных равнинах Белоруссии, являющихся прекрасной ландшафтной основой, был создан ряд парков регулярного характера — в Слониме, Поставах, Ружанах, Рогачеве и других городах и местечках. Белорусские регулярные парки, как правило, были небольшими по размерам, умеренно декоративные, с явно выраженными чертами хозяйственного назначения. Они органически сливались с окружающими ландшафтами, а определяющей композиционной особенностью являлись дальние перспективы. Парки имели преимущественно симметрично-осевое построение, вытянутую вдоль планировочной оси прямоугольную форму. Иногда создавались на террасах. Центральная аллея обычно совпадала с композиционной осью всего усадебного комплекса. Основными паркообразующими элементами были боскеты и аллеи, обычно формируемые из липы и граба. В боскетах находились площадки для игр и танцев, «театр», манеж или лабиринт. Лабиринты в парках того времени были очень популярны. Все это позволяло создавать единый комплекс, включавший архитектурные элементы и окружающую их среду [18, с. 17-18].

Композиция зеленых насаждений как бы продолжала внутреннее пространство дворца, его парадный интерьер. Деревья и кустарники обрабатывались шаровидно, кубовидно и пирамидально, превращаясь в правильные объемные элементы, равноценные архитектуре сооружений.

Большой интерес представляет парк в Ружанах. Он имел радиально-кольцевую планировку аллей, берущих начало у дворца, перспективу которых по внешнему периметру замыкали отдельные павильоны.

Создание подобных парков требовало огромных финансовых затрат на строительство и последующий уход. Поэтому заложить парк регулярного типа мог позволить себе лишь очень состоятельный человек. Часто для создания паркового окружения магнаты приглашали французских мастеров паркостроения. Так, для разбивки парка при дворце Тизенгауза в Гродно был приглашен ботаник из Лиона Жан Эммануил Жильбер. В мелкопоместных усадьбах подобные парки отличались особой простотой, так как устраивались в первую очередь с хозяйственной целью. Одной из основных черт белорусских парков было то, что они формировались на фоне величественных природных панорамах, которые открывались из специально предусмотренных видовых точек дворцового окружения. Регулярный стиль господствовал в усадебном паркостроении вплоть до 80-х годов XVIII в.[18, с. 20].

В пример можно привести старый парк регулярного типа в Витебске, который принадлежал Слебсу. Парк несколькими ступенями спускался к пойме реки витьба, на нижней террасе находились два пруда, они существовали до того времени, когда на месте парка был устроен ботанический сад [1, c.7].

К числу старейших в Белоруссии относится парк им. А. В. Суворова в Кобрине. Имение знаменитому полководцу было пожаловано Екатериной II в 1795 году. Современный парк занимает ровную территорию, имеет симметрично-осевое построение характерное для регулярных парков Белоруссии XVIII в., вытянут вдоль оси в виде прямоугольника. Основная композиционная ось ориентирована направлении север — юг. С северной стороны в парк ведет широкая липовая аллея, заложенная после 1905 г. На месте предней из тополя черного пирамидального. Ее продолжением является центральная парковая аллея. Усадебный одноэтажный дом располагался на основной оси за парадным партером в глубине парка. По распоряжению А. В. Суворова служебные постройки выносятся за пределы парка, а недалеко от дома сооружается небольшая часовня. Вдоль композиционной оси вытянут небольшой прямоугольной формы пруд. Две аллеи, расположенные симметрично центральной, и поперечные образуют в парке систему прямоугольных боскетов. В регулярном парке они являлись основными объемно-пространственными композиционными элементами, формируемыми из деревьев и кустарников и предназначенными для отдыха, спортивных игр. Нередко они служили местом выращивания цветов, плодов и ягод. В парке прослеживается 16 боскетов различных размеров. В их обсадке использованы деревья различных возрастов [18, с. 41- 43].

В общем можно сказать, что белорусские парки во французском стиле периода Речи Посполитой к настоящему времени практически не сохранились или же сохранились отдельные полуразрушенные фрагменты. Полостью исчезли созданные в Слониме отлично устроенные сады и парки. Красивыми садами был окружен господский дом в местечке Яново (Брестская область) — родовое имение Шуйских. В местечке Свислочь можно видеть остатки обширных садов и роскошного дворца. Там сохранились следы больших террас с незначительными перепадами, завершающихся водоемом, а также боковая аллея. Позднее около парка был высажен ряд экзотов: пихты бальзамической и сибирской, псевдосуга серая и сизая. Лиственница американская , европейская, сибирская и др.[1. с. 13 -15].

В последней четверти XVIII в. на смену регулярным паркам приходят пейзажные («английские сады»). Утверждению парка нового пейзажного типа способствовал проявившийся в этот период обостренный интерес общества к природе родного края. Паркостроение шло параллельно с искусством живописи, в произведениях которой все чаще высказывался восторг к свободным самопроявлениям нетронутой природы. Также на утверждение своеобразного культа природы в садово-парковом искусстве большое влияние оказали также философия, литература, публицистика, театр, наука. Их средствами отвергалось подчинение природы абстрактной геометрической схеме и проповедовалось раскрытие неиссякаемых возможностей пейзажа в живописной многообразии его проявления. В Белоруссии появляются паркостроители, обучавшиеся содово-парковому искусству в Лондоне (Миклер, Дионизи).

В общих чертах композиция парка пейзажного типа планировки основывалась на реализации 6 основных принципов, определяющих: 1 — построение паркового интерьера; 2 — элемент регулярности в парадной части ансамбля; 3 — взаимосвязь с окрестным ландшафтом; 4 — подбор и использование дендросостава; 5 — устройство водоема; 6 — распространение архитектурных сооружений в парковой среде [13, с. 112].

Дворцово-парковая архитектура этого периода отличается величественной простатой. Внешней импозантности придворного искусства прошлого было противопоставлено благородство образов, строгость рисунка, уравновешенность и четкость композиции. Для пейзажных парков Беларуси были характерны свободная динамичная живописная композиция, раскрытие безграничного природного ландшафта. Первоосновой пейзажных парков являлся рельеф, определяющий их объемно-пространственную структуру. Они закладывались на самых живописных территориях — с лесными массивами, ледниковыми формами рельефа, холмах. Особенно велика была роль дальней перспективы в парках, расположенных на высоких речных террасах (Гомель, Хальч, Славгород и др.).

Композиция парка строилась на свободной трассировке аллей и дорожек в их естественном целесообразном устройстве. В зависимости от размеров пейзажные парки подвергались разнообразному функциональному зонированию. В них создаются парадный партер, прогулочные маршруты, водоемы, вольтеры и пр. В парках этого периода широко использовалась чугунная, так называемая вечная, мебель. Стулья, скамейки, столики при помощи небольших колес сравнительно легко передвигались. В их орнаменты вводились стилизованные формы растений, чем достигалось соответствие архитектурных изделий парковой среде.

С учетом новых канонов в Белоруссии видоизменялись старые, регулярные, и создавались новые парки. На месте боскетов формировались древесные группы и лужайки свободных очертаний, вместо прямолинейных аллей пришла извилистая дорожно-тропиночная сеть с видами на парковые пейзажи. Бывало и так, что парк регулярного стиля оставался без изменения, а рядом формировался новый на основе пейзажной организации [18, c. 34 — 35].

В парковых композициях пейзажного типа большое внимание уделялось различным водоемам. Нередко водоемы располагались симметрично перед партером, фиксируя въезд в усадьбу, или служили естественной границей парка. Водотоки с уклоном имели не только чисто композиционное значение несмолкаемые говор воды придавал парковым пейзажам особую привлекательность в разное время года. Также местные мастера добились больших успехов в создании искусственных водоемов. В отличие от водоемов регулярных парков правильной геометрической формы, с исключительной прямолинейностью и четкостью береговых линий, в пейзажных парках они имели естественное, свободное очертание. На некоторых водоемах создаются искусственные острова с беседками и арочными мостами. Водоемы определяли построение парковых пейзажей. [18, c. 37 — 39].

В садово-парковом искусстве этого периода воплотились лучшие черты романтизма. Отрицая неизменность канонической системы классицизма романтизм провозгласил творческую свободу художника. В соответствии с романтическим восприятием природы микромир парка был направлен на раскрытие настроения, душевного состояния человека, его тончайшего психологизма. Уединение в садах не средством к философскому углублению в суть природы, а прекрасным само по себе. Смена настроений достигалась разными приемами: чередование веселых солнечных полян с темными рощами и массивам; введение в композиции руин, памятников, камней с эпитафиями, этнографических сооружений на мотивы сельской жизни, подбору деревьев с темными листьями и др.

В каждом парке большое внимание уделялось архитектурно-декоративному оформлению (павильоны, башни, беседки, перголы и др.) Они акцентировали композиционно важные зоны пейзажа, подчеркивали их особенности.

Особенности композиции парка подчеркивали древесные насаждения в виде солитеров, групп, массивов, аллей и др. Благодаря «росписи растениям, произрастающим в окрестностях г. Гродно…», составленной И. Жилибером известно о произрастании в Белоруссии уже во второй половине XVIII в. Многих экзотических древесных растений — сирени обыкновенной, кизила, конского каштана, робинии лжеакации, ореха грецкого, бука лесного, тиса ягодного и др.

Так же для украшения парков их владельцы высаживали сорта экзотических деревьев, которые в наших широтах не произрастали. Такие деревья могли привозить из самых разных мест. Приведу примеры таких деревьев. Дерево гинкго. Гинкго в переводе значит «серебряный абрикос», это давно известное в Китае растение, эндемик. Оно также с давних пор известно в Японии и Корее. В настоящее время культивируется в большинстве ботанических садов и парков субтропической Европы и Северной Америки. Можжевельник виргинский: произрастает в Северной Америке. Граб обыкновенный: произрастает в Малой Азии, Европе Кавказе, теплолюбив, теневынослив. Зимостойкость не высокая. Яблоня Недзвецкого найдена в Средней Азии. Бархат амурский: Встречается на Дальнем Востоке в лесах Маньчжурии, Хабаровского края, Приамурья и Приморья, Китая, Кореи, на Тайване, Сахалине, Курильских островах и в Японии. Как видно владельцы парков не жалели средств для своих парков и привозили деревья из самых разных уголков света. Для наиболее теплолюбивых растений они строили оранжереи, зимой они обогревались.веке Минск был одним из самых зеленых городов Северо — Западного края. Окраины его утопали в садах. Здесь появились первые парки предназначенные для отдыха всех горожан и гостей города. Поэтому я считаю, что описание парков Минска очень важно.

Городской парк или Губернаторский сад стоял в ряду крупнейших городских парков Белоруссии. Его площадь составляла почти 18 гектаров (сейчас 28). Парк расположен в центральной части города на берегу р. Свислочь. Заложен в 1800 г. губернатором Захаром Э. Корнеевым. В честь него стал называться Губернаторским садом. Рядом с посаженным им первым деревом был установлен конусообразный обелиск. В 1805 г. парк был открыт для посещения. Это был первые в Белоруссии парк для публичного посещения. Парк пейзажного типа, создавался с преобладанием мотивов романтизма. Парк занял неширокую пойму реки и часть живописно пересеченной речной террасы с пологим склоном. В основу планировки положены три аллеи, сетью боковых дорожек аллеи увязывались с павильонами и беседками. В парке также были устроены купальня, грот, каналы с мостиками, цветники. Здесь растут в основном местные породы деревьев: береза, ель, рябина, плакучая ива и др. Сохранились в парке декоративные группы столетних лип и кленов, сосны Веймутова, уникальные экземпляры кедров. Свислочь делит парк на две террасы. Нижнюю часть украшают искусственный ручей и декоративные водоемы. Вдоль аллей располагались скамейки. При входе в парк были высечены слова на латыни «После работы — отдых». В Броневским, посетившим Минск в 1810 году, парк оценивался как один из лучших известных ему образцов садового искусства того времени [24].

В начале XIX века в Минске появилось первое большое спортивное сооружение — велотрек в Губернаторском саду. Он превратился в одно из самых популярных мест отдыха минчан. Прямо здесь можно было взять напрокат велосипед, развлечься в выходные дни на танцах в стоящем рядом павильон — клубе. Члены общества любителей спорта обучали на велотреке детей гимнастике. В 1970 -е годы велотрек снесли, на его месте построили крытый каток. Сейчас ни одного велотрека в республике нет.

В сентябре 1891 года в Губернаторском саду состоялся полет аэронавта Дравницкого на воздушном шаре и спуск на парашюте собственного изготовления.

Степановский сад своим названием сквер обязан мещанину Степанову, жившему в Минске в конце XIX века. На своей земле он высадил чудесный сад, который позже был выкуплен городом. В саду росло много цветов, красиво высаженных на клумбах. Здесь были яблони, груши, липы, источавшие по весне тонкий аромат. Некоторые из этих деревьев дожили и до наших дней. Дорожки в нем были посыпаны красной кирпичной крошкой. Было очень красиво. Это был райский уголок [24].

В начале XIX столетия территория нынешнего Центрального сквера была пустырем. После расчистки в 1836 году пустырь превратился в площадь Присутственных мест. Позже тут был заложен бульвар, преобразованный в 1870 году в Александровский сквер. Со временем его благоустроили, обнесли забором, по центру проложили пешеходную дорожку к архиерейскому подворью.

Вот что писала в 1910 году газета «Минское слово» об Александровском сквере. «Сюда-то и спешат господа-чиновника, отбывшие положенное время в душной, нередко пропитанной табачным дымом, канцелярии за перепиской скучных бумаг или подведением итогов, ученики, несколько часов просидевшие на уроке или экзамене: всех их тянет сюда, подальше от казенщины, на свежий воздух, в иную оьстановку. И этот сквер — самый благоустроенный. Здесь… разбиты новенькие клумбы, исправлены дорожки, поставлено несколько новых скамеек» [22, c.135].

В 1874 году в Минске, в одном из главных городов Северо-Западного края, был пущен водопровод с чистой артезианской водой. Памятником этому событию стал фонтан со скульптурой «Мальчик и лебедь» в бывшем Александровском сквере. В 1890 в сквере построено здание Минского городского театра (теперь театр им. Янки Купалы). [24]

Развитие капиталистических отношений определило особенности архитектуры и садово-паркового искусства Белоруссии во второй половине XIX — начале XX в. В это время строились новые типы зданий, вокзалы, медицинские и учебные заведения, многоквартирные жилые, вызванные капиталистическими условиями развития. Строительство как городских, так и загородных дворцов заметно сократилось [21, с. 105-106].

Упадок архитектурной школы эпохи классицизма, наступивших в Белоруссии в 40-е гг. XIX в., способствовали становлению эклектического направления в зодчестве, сочетающего мотивы и формы разных стилей. Композиционным центром парков становятся усадебные дома сложной, объемной композиции. Чаще всего здания были ассиметричными.

В пример можно привести парк в Пружанах, заложенный во второй половине XIX в. В графском имении по проекту архитектора Ланци. Занимает ровную, плоскую территорию площадью более 8 га. Паркне имеет четкой выраженной планировочной оси. Элемент асимметрии в организацию парадной части вносит въездная аллея, смещенная к краю парадного партера. Центром композиции является каменный усадебный дом асимметричной, усложненной конфигурации. Парадный партер не имел выраженного традиционного круга[18, с. 183-184].

Также одним из примеров пейзажных парков периода эклектики можно назвать парк в Несвиже, принадлежавший магнатам Радзивиллам. Несвижский парк — это, по сути пять различных по своему художественному облику и настроению парковых композиций общей площадью в 100 гектаров (включая и пруды), которые не имели оград и визуально продолжались за своими пределами, образуя единый организм — ансамбль зелени и воды.

Первым деревом парка был тополь канадский, высаженный на совершенно открытой местности в начале XIX столетия, о чем гласит высеченная на валуне надпись. Здесь на правом берегу пруда Дикий, за северным валом замка в 1878 г. был разбит парк Озерина. Парк на площади 16 га формировался в пейзажном стиле, но его композиции включали много аллей — кленовую, липовую, грабовую. От главного входа к памятному закладному камню ведет аллея из конского каштана. Надпись на валуне гласит: «Аллеи парка посажены Марией де Кастеллан, княгиней Радзивилл саженцами из семян, привезенных из питомника Берлинского дворца князей Радзивиллов».

Основная масса деревьев в парке была посажена в конце XIX в. Дальнейшая отработка пейзажей велась до 20-х гг. XX в. И хотя время романтизма ушло, строительство парка проходило под влиянием романтических идей. Парк Озерина (или Старый парк) формировался на месте рыночной площади, северо-восточнее замка, за широкой кленовой аллеей. Вход в него фиксировался двумя парами пилонов с железными воротами и маленьким домиком садовника. В основу композиции старого парка положены три перспективы из дворца. В соответствии с перспективами расположены две аллеи, которые соединены поперечными и образуют кольцевой прогулочный маршрут. Ответвление от широкой липовой аллеи служило дорогой в хозяйственную зону и плодовый сад. Выставочная поляна имела декоративный пруд и колодец. В разнообразных по форме небольших павильонах проводились сезонные выставки цветов, овощей и фруктов. Утрачен мостик-качалка, который был переброшен от причала через пруд и служил для отдыхающих забавой (с него падали в воду) [18, с. 205-206].

Новый или Марысин парк, самый большой — 22га. Он занимает левобережье пруда Дикий и в плане имеет прямоугольную форму. Создание парка связано с легендами о трагической судьбе княжны Марии, что нашло отражение в определенных парковых символах. Так появляется название источника «Слезы Марии», скульптурная группа из бронзы, изображающая Георгия Победоносца, копьем разящего змея, из раны которого бежала вода, эпитафии и надписи на камнях. За Лебяжьим лугом в наиболее пониженной, глухой части парка формируется круглый пруд с островом любви. На восточной окраине парк замыкается небольшим массивом русского леса с преобладание березы.

Продолжение Марысиного парка вдоль пруда замковый являлся ипподром площадью 10 га (назывался Английским парком), оформленный в шахматном порядке одиночными или в группе по три елями. Тут размещались конюшни и беговые площадки. Здесь некогда размещалась беседка в виде седла и небольшой водоем.

На месте поляны плинтовки в 1913 — 1914 гг. закладывается Японский сад (7 га). На его месте сейчас сохранились одиночные деревья ивы белой. Крайним северо-восточным композиционным элементом парка являлась попова горка с часовней, обнесенная рвом и валом. Она соединялась со старым парком аллеей с преобладанием конского каштана и липы.

Самым большим разнообразием экзотических растений отличался замковый парк, или парк Антония. Он сравнительно автономен, объединяет изолированные участки в виде парадного двора, небольших замковых двориков, валов с бывшими бастионами, по которым проходит самый интересный маршрут и расположены видовые точки. Основным структурным элементом Замкового парка является просторный и светлый парадный двор [18, с. 207-209].

В Витебске имелось много парков, но они все были частновладельческими и открывались для публики только с разрешения владельца. Можно назвать такие парки как Кракелевский, Боруновский, Брозинский, Веребьевский и Пржесмушский. К садам приходится присоединить еще и Тринитарский, хотя как видно будет из последующего, он имел характер общественного, ныне более не встречаемый, и скорее походил на одну из городских площадей [17, с. 52].

Лучшим по расположению и вместимости считался сад купца Кракеля — известного в 50-х годах собственника богатейшего магазина с золотыми, серебряными и галантерейными предметами помещавшегося в доме Минца К сожалению, благодаря семейным невзгодам и в особенности неудавшемуся поручительству, из-за которых потеряно было состояние и громкое имя, злополучный Эдуард Францевич с 1862 г. заболел манией величия и в фантастическом костюме, увешанный картонными орденами да бумажными орденскими лентами, до холеры 1866 г. вел страдальческую уличную жизнь, так памятную тогдашним витеблянам. В это время Кракелевский сад почти запустел, предался забвению я только видимый с дорог — Цареградской и Слободской — напоминал о красном времяпрепровождении в нем, как и о самом несчастном владельце его. Правда, еще летом 1864 года делалась попытка воскресить сад, приспособить его для общественных надобностей; но после нескольких гуляний, кстати, устраиваемых с благотворительными целями, Кракелевский сад снова очутился в запустении, с которым он и перешел в новые руки, далеко не преследовавшие увеселительных надобностей: на месте цветочных грядок и клумб Эдуарда Францевича протянулись грядки капусты, на садовых лужайках — картофельные и овощные насаждения, публикой же сада стали рабочие, караульщики да мелкие перекупщики овощей, ягод и фруктов [17, с. 53 — 54].

Кроме перечисленных садов, были еще и чисто загородные общественные сады, где горожане могли коротать досуг, развлечься от будничной жизни.

Похвалиться общим количеством зелени может и Гомель, кроме огромного чудного парка княгини Паскевич в городе было 4 общественных сада: «Бульвар», «Сквер», «Гоголевский сад» и «Максимовский» парк. Также имелся городской сад. В нем было очень много зелени, деревья густо разрослись и дают много тени. Это по преимуществу был детский сад [25, с. 295-300].

С конца XIX — начала XX возрастает улитарное значение парков, увеличивается количество «экономических садов», как правило фруктовых. В них экономическая целесообразность преобладала над эстетическими запросами, и в будущем подобные сада переросли в плантации плодовых деревьев. Старые пейзажные парки эволюционируют в натуралистические, главное отличие которых были богатые коллекции иноземных древестных и кустарниковых растений и цветов.

Таким образом, можно сделать вывод, что XVIII — XIX века были временем появления и роста парков и садов в городах Белоруссии. На протяжении этого периода меняются стили строительства парков: сначала были парки стиля барокко, затем появляются парки регулярного типа (французские сады), после идет пейзажный стиль паркового строительства. Кроме внешнего вида изменилась и публика парков, если раньше в XVIII веке парки были только частновладельческими, и их могли посещать только их владельцы. То уже в XIX — начале XX века парки специально строятся для всех горожан и гостей городов.

3. Гомельский дворцово-парковый ансамбль, как пример паркового строительства в городах Белоруссии

Рассказывая о городских парках XIX века нельзя не рассказать о гомельском дворцово-парковом ансамбле. Этом парк является одним из самых ярких примеров паркового строительства этого периода. Своей красотой он завораживал как жителей XIX века, так и современных жителей и гостей города Гомеля.

История дворцово-паркового ансамбля в Гомеле начинается с 1772 года после того как Гомель отошел с состав Российской империи после раздела Речи Посполитой. В 1775 году Екатерина II подарила его фельдмаршалу Петру Александровичу Рамянцеву-Задунайскому, герою русско-турецкой войны. В указе по этому поводу говорилось: №Жалуется для увеселения его деревня в 5000 душ в Белоруссии». Таким образом Гомель с окрестностями — всего 293 тысячи десятин земли — поступил во владение П. А. Румянцева. Для постройки дворца Екатерина II выделила фельдмаршалу 100 тысяч рублей, передала коллекция картин и другие предметы искусства.

Румянцев задумал выстроить каменный дворец. Для этого было решено снести деревянный замок гомельского старосты князя Михаила Чарторыйского. Оказалось, что строение покоилось на месте более древнего замчища. К 1793 году был выстроен главный двухэтажный корпус дворца. Завершался он бельведером с полусферическим куполом. Имя архитектора неизвестно. Предполагают, что автором проекта являлся Варфоломей Растрелли, но Растрелли умер в 1771 году, когда Гомель находился еще во владении Речи Пасполитой.

Решен дворец строго и просто, в стиле русского классицизма. Главный фасад оформлен четырехколонным портиком. Здание имело цокольный этаж и просторную полукруглую террасу [2, с. 14].

Последующим строительством дворца занимался сын фельдмаршала Николай Петрович Румянцев. (1754-1826 гг.), российский канцлер. Это был чрезвычайно культурный и образованный человек своего времени. В короткий срок он сделал гомельское имение одним из самых благоустроенных в России. «Вообще, такого великолепия и богатства, особенно по отношению к садам и паркам, в именин частного человека нет в целой Белоруссии, да немного подобного и в целой России»,- писал в конце XIX века в своих очерках белорусский краевед А. Киркор [2, с. 15].

В 1809-1819 годах архитектор Джон Кларк выстроил по заказу Н. П. Румянцева собор Петра и Павла (Петропавловский собор). Началу строительства дворца (1785 г.) относится и начало формирования парка. Несомненно что он существовал и прежде, при Чарторыйском, возможна и возник на основе естественного лиственного леса. Но новые архитектурные сооружения требовали нового решения и окружающего пейзажа. Поэтому и была проведена основная перепланировка прилегающей к дворцовым постройкам территории. Однако по-настоящему парковые работы начались-лишь в 1848 году. По наследству от Николая Петровича Румянцева местечко Гомель и дворец перешли к его брату — действительному статскому советнику Сергею Петровичу Румянцеву (1755-1838 гг.) Он имел трех дочерей! Закон разрешал завещать поместье только старшей. Чтобы обеспечить всех дочерей, Сергей Румянцев заложил Гомель в Государственный заемный банк. Гомельский же дворец продал графу Ивану Федоровичу Паскевичу-Эриванскому, князю Варшавскому. Император Николай I за победы, одержанные фельдмаршалом в Закавказье, пожаловал ему в январе 1838 года часть местечка Гомель.

Дворец был реставрирован, в 1837-1848 гг. архитектором Модзелевским с южной стороны пристраивается трехэтажная башня. Она оказалась тяжеловесной и не соответствующей архитектурному облику дворца, но подчеркивала его роль в общей парковой композиции, а также в силуэте города. Поднятый на шпиле башни флаг извещал о пребывании во дворце ее владельцев, а башенные часы на четвертом этаже мелодично вызванивали время [18, с. 151].

Парковые работы велись Паскевичем очень основательно, что видно из архивных материалов, среди которых сохранились доклады садовников. Завозили на некоторые участки парка глину и песок, перекапывали и удобряли верхний слой почвы.

Парк пасксвичской усадьбы формировался на месте старых парковых композиций. О. Шишкина (1848), посетившая усадьбу в 1845 г., писала, что «кругом на берегу реки, по притокам разводят сад и копают широкий канал. Некоторые места уже устланы дерном, усажены цветами. Особенно много различных роз: алых, малиновых, белых, пунцовых, желтых…» [18, с. 151].

Зимой 1848 года с Кореневской лесной дачи перевезли в Гомельский парк дуб, клен, вяз, граб, ясень. На следующий год из Варшавы прибыли 300 мелких и 58 крупных деревьев, а также некоторые тепличные растения. Редкие экзотические растения баржами были доставлены из Парижа.

Известный русский ботаник и садовод, бывший в те времена адъюнкт-профессором Горы-Горецкого земледельческого института Э. Ф. Рего, побывав в 1851 году в Гомеле, писал: «В парке замечательны превосходные хвойные деревья, особенно лиственницы и сибирские кедры. По всей территории парка высадили много экзотических растений, среди которых были гинкго двулопастный, дуб черешчатый гребенчатый, дуб красный, Князь Паскевич самолично привез дуб из Парижа. В парке высажено немало экзотических деревьев: пихта сибирская, орех маньчжурский, клен ясенелистный, рябина плакучая, яблоня Недзведского…» [18, с. 152].

Первоначально парк занимал площадь около 10 га. Его естественной южной границей служил огромный овраг с ручьем Гомеюк, за которым располагался плодовый сад. Но постепенно он становился и парком. Здесь были размещены беседка со скифской каменной бабой, оранжерея, высажено много древесных экзотов. Верхний мост длиной 80 м через овраг (глубина до 18 м) объединил старый парк с новым. Своей легкой металлической конструкцией этот мост противопоставлялся архитектурному образу нижнего, «лебяжьего», моста, расположенного у устья ручья. В начале XX в. было завершено формирование единого паркового ансамбля высокой художественной ценности. Он был обнесен высокой каменной стеной, занимал площадь около 25 га и своим объемом соответствовал величественному дворцу, который доминировал в парковых пейзажах и хорошо просматривался с каждой его точки.

В начало нынешнего столетия парк несколько изменился. По всей его территории высадили много экзотических растений, среди которых были гинкго двулопастный и дуб черешчатый гребенчатый. Князь Паскевич самолично привез дуб из Парижа. Центром композиции парка стала дворцовая башня, и все дорожки планировались с учетом наиболее выгодного ее обзора. К этому времени парк занимал 25 гектаров и состоял из трех частей. Партер перед дворцом представлял собой сплошной зеленый газон, на который в теплое время выставлялись в кадках тропические вечнозеленые растения. Окаймлялся партер вековыми деревьями; все его дорожки посыпались речным песком. Вокруг располагались цветочные клумбы. Вся эта территория вечером хорошо освещалась электричеством.

Исторические сведения о первоначальной композиции парка немногочисленны. Пожалуй, наиболее достоверное представление о ней дает картина художника М. Залесского (50-е гг. XIX в.). Дворцово-парковый ансамбль явился основным ядром, по отношению к которому с конца XVIII в. ведется переустройство феодального Гомеля. Две центральные улицы, лучеобразно ориентированные на дворец, подчеркивают его главенствующее положение в городском ансамбле. Перед парком формируется большая площадь, со стороны которой по основной планировочной оси расположен главный въезд, фиксированный двумя парами пилонов с массивными чугунными воротами. Парадный партер занимал всю центральную часть. Он самый большой среди партеров всех парков Белоруссии. Имел регулярную планировку с большим кругом и фонтаном по оси дворца. В боскетах (разной формы) выращивались цветочно-декоративные растения, в качестве солитеров были высажены экзотические деревья, а вдоль дворца росло 14 деревьев с шарообразной формованной кроной. В летний период функционировал фонтан, выставлялись в кадках субтропические и тропические растения [1, c. 67 — 68].

На высокой круглой площадке у входа во дворец были выставлены на лафетах орудия, подаренные князю Паскевичу Николаем I. Здесь же росли два развесистых дерева конского каштана — любимое место отдыха графа Румянцева. Вот как описано это место в «Опыте описания Могилевской губернии»: « С правой стороны дворца стояла больших размеров бронзовая статуя изображавшая последнего польского короля Станислава Понятовского верхом на лошади, статуя эта по заказу поляков для Варшавы, была сделана датским художником Торвальдсеном, но после взятия Варшавы Императором Николаем Павловичем фельдмаршелу князю Паскевичу. По обеим сторонам статуи на каменных пьедесталах стоят подаренные императором две пушки взятые во время похода в Турцию в 1829 г. [26, с. 40-41].

В Паскевичский период в развитии ансамбля сказались идеи романтизма. Они нашли выражение не только в строительстве дворцовой башни в форме неоренессанса, но и в увлечении историческим материалом, экзотикой, символикой. Оформление партера и башни велось с учетом исторических событий, связанных с деятельностью владельца и отражающих его заслуги.

Дворцовый ансамбль, занимая очень удобное положение на высокой террасе, доминировал в пейзажах. Древесные группы подчеркивали перспективы на дворец с открытых полян, видовых площадок. Это придавало необыкновенную монолитность ансамблю, усиливало его художественную выразительность и совершенство. Особенности рельефа позволили сформировать ландшафтные участки с учетом светотеневых контрастов, а прогулочные маршруты организованы с большим разнообразием перспектив [18, с. 153-154].

Во второй половине XIX и в начале XX в., как уже отмечалось, ведутся большие работы по формированию парка за оврагом Гомеюк на месте плодового сада, где в историческом прошлом размещался городской посад. В 1889 г. отсюда в Добруш перевозится сахарный завод. Труба завода высотой до 40 м переоборудуется в башню обзора. В парковый ландшафт включается оранжерея, устроенная по типу зимнего сада. В этот период в парке работали местные садовники И. П. Купст, Ф. И. Суркевич, Я. Я. Бренгульс, дважды в год их инспектировал главный садовник. Его обязанности первоначально исполнял Пирло, а позднее Г. И. Кауфальт, директор Рижских городских садов (Будыка, 1973). Парк за оврагом формируется в виде огромного древесного массива с сетью прогулочных аллей и дорожек. Он служит зоной отдыха и уединения и в какой-то степени противопоставлен дворцовой части, организованной с подчеркнутым блеском и великолепием. Основная часть прогулочного маршрута проходит по гребню террасы. С видовых точек открываются живописные панорамы на Сож, на спокойные заречные дали. Уединенной видовой площадкой около паркового партера служил мыс с ‘ юго-восточными перспективами, декорированный редчайшими экзотами, завезенными из Парижа (дуб черешчатый гребенчатый, липа Каролинская и американская).

Вот описание гомельского парка А. Виноградова сделанное в начале ХХ века: «Великолепный парк князя Паскевича, одна из примечательностей города с весны по четвергам и воскресениям 5 — 9 часов, с платою за вход по 12 копеек в пользу пожарного общества (оркестр которого гуляет во время гуляний.

Приезжие могут осматривать его ежедневно 9 — 12 часов в сопровождении одного из привратников. Парк пересекается оврагом Гомеюком, через который перекинут, выше вековых деревьев длинный, как бы ажурный, мост, желающее могут спуститься вниз, где так же есть красивые мосты павильоны, беседки и др. В парке имеется чудная оранжерея, гроты, цветники, фонтан, некоторые аллеи уставлены тропическими деревьями и мраморными статуями. Везде электрическое освещение» [5, с. 40 — 41].

Сейчас в парке произрастает более 100 видов и садовых форм. Со стороны реки Сож парк практически не имеет границ, и визуально кажется, что река и пойма являются его составной частью. Ивовые насаждения хорошо закрепляют и декорируют берег реки. Фон образует ива белая. Единично растут ива гибридная, шелюга красная, тополь китайский и канадский. По крутому склону террасы против дворца лестница ведет к набережной, обсаженной липами. Край террасы закреплен подпорной каменной стенкой. Живописная южная перспектива в сторону набережной, на петляющую внизу дорогу, нижний каменный мостик и лебединое озеро открывалась с веранды башни над большим гротом [18, с. 153-154].

Гомельский дворцово-парковый ансамбль сохранился в своих прежних границах, хотя претерпел заметные композиционные изменения. Вместе с исторической частью города он является единственным в Белоруссии цельным ансамблем и наиболее замечательным памятником эпохи русского классицизма, что налагает особую ответственность при его сохранений и эксплуатации. Дворцово-парковый ансамбль — место возникновения и развития древнего города, по-прежнему остается главным звеном его современного архитектурного образа.

Таким образом, можно сказать, что Гомельский дворцово-парковый ансамбль является одним из ярких образцов паркового строения в XIX столетии на территории Белоруссии. Строительство парка началось после того, как город Гомель перешел во владения князя П. А. Румянцева в 1775 году, и продолжилось князьями Паскевичами вплоть до начала XX в. Строительство парка проходило в несколько этапов. В парке высажено большое количество редких и экзотических деревьев. С конца XIX — начала XX вв. парк был открыт для посещения всеми горожанами.

4. Роль парков и садов в жизни горожан белорусских губерен в XIX — начале XX вв.

 Парки во все времена и во всех странах являлись образцом творчества, самовыражением той или иной эпохи и их создателей. Зачастую парки были важной составляющей жизни не только самой состоятельной части тогдашнего общества — дворянства, но и простолюдинов. При посещении парков у людей вырабатывалось чувство эстетической, экологической культуры, парки также были местом проведения активного отдыха.

Под свободным временем следует понимать свободное от работы время предназначенное для физического и интеллектуального развития и отдыха человека [4, c. 226].

До XIX века все парки городов Белоруссии были частновладельческими. Ими могли пользоваться только хозяева усадеб, где располагались парки, т. е. дворяне. Начиная с XIX века в наиболее крупных городах Белоруссии начинают строить общественные парки, предназначенные для всех слоев горожан и гостей города. Именно с этого времени и возрастает роль парков в жизни всего городского населения.

Парк особенно в конце весны и летом становится наиболее популярным местом для проведения свободного времени. Горожане не спеша, прогуливались по аллеям парков, обсаженными вдоль деревьями создающими прохладную тень. Во всех садах и парках во время церковных и государственных праздников проходили массовые гулянья. Программы гуляний были самыми разнообразными. Играл военный оркестр, граммофоны, перед публикой выступали куплетисты, рассказчики, хоры народной песни. По высокоторжественным праздникам (день рождения императора, его жены и детей) в парках устраивались фейерверки [6, c. 140 — 141].

Следует помнить, что все таки большинство городских парков являлось частной собственностью и посещать их могли только с разрешения хозяина парка. Такие парки назывались «садами».

Часть частновладельческих садов и парков открываются для посетителей. Такие парки функционировали в качестве публичных, их сдавали в коммерческую аренду городским обществам, разного рода частным лицам, которые заново благоустраивали парки, под клубы, заведения эстрадно-театрального типа, кафе, зеленые кинотеатры. Для развлечений и народных гуляний. Как видно функции открытых парков были довольно разнообразными.

В крупных городах престижным местом прогулки привилегированной части горожан в начале XIX века были старые скверы. Например в Минске это был сквер на Соборной площади (в конце века это место станет популярным у рабочего слоя населения), в Гродно это был городской сад. В Бресте любимым местом отдыха у горожан была набережная реки Буг. С конца XIX века популярной формой развлечения молодежи обычных горожан становится прогулки компаниями в городских парках [6, c. 140 — 141].

Уже с середины XIX века популярным отдыхом стали маевки — выезд на природу за город в окрестные леса и загородные сады.

Одну из прогулок по Минску описывает П. И. Шпилевский в своем «Путешествии по Полесью и Белорусскому краю»: «Между старым театром и ратушей размещается небольшой бульвар, ограниченный в два ряда вековыми пирамидальными тополями, которые создают даволи темную аллею. Минчане посещают бульвар чаще всего летом, когда рядом с ратушей играет городская музыка. В это время обе аллеи, круглая и поперечная наполняются самым лучшим кругом горожан и горожанок, одетых не хуже петербургских модниц». Как видно из этого отрывка для прогулки в парках горожане одевались в свои самые лучшие наряды, чтобы показать себя во всей красе. В итоге национально-религиозной сегрегации евреям сквер на Соборной площади разрешалось посещать только по субботам [6, c. 140 — 141].

Кроме Соборного сквера в Минске популярными местами были отдыха у горожан были Губернаторский сад и Александровский сквер. В Губернаторский сад вход не ограничивался, вечером там играла музыка. Вот что писала в 1910 году газета «Минское слово» об Александровском сквере. «Сюда-то и спешат господа-чиновника, отбывшие положенное время в душной, нередко пропитанной табачным дымом, канцелярии за перепиской скучных бумаг или подведением итогов, ученики, несколько часов просидевшие на уроке или экзамене: всех их тянет сюда, подальше от казенщины, на свежий воздух, в иную обстановку. И этот сквер — самый благоустроенный. Здесь… разбиты новенькие клумбы, исправлены дорожки, поставлено несколько новых скамеек» [22, c. 135].

В Могилеве в начале 70-х гг. XIX века был разбит городской парк. Этого события ждали все. Парк обещал в будущем стать превосходным местом для народных гуляний. Именно с этой целью и разбили парк на берегу реки Днепр [26, c. 12-13].

Гомельский парк князя Паскевича хоть и был частновладельческим парком, но его могли посещать и обычные горожане. Парк был открыт всем с мая по сентябрь. Посещение было по четвергам и воскресениям 5 — 9 часов, с платою за вход по 12 копеек в пользу пожарного общества, оркестр которого гуляет во время гуляний. Приезжие могли осматривать его ежедневно 9 — 12 часов в сопровождении одного из привратников [5, c. 56].

Сады Витебска открывались для публики за определенную плату или во время гуляний там проводился доброхотный сбор на покрытие расходов. Все сады там составляли частную собственность. В воспоминаемое время все эти сады приводились к общественной жизни тогда, когда наезжий изредка местный предприниматель хотел «казах дива» — акробатические, атлетические, эквилибристические, пиротехнические со спуском, например, шара. Или когда заезжая оркестровая да вокальная труппа предлагала концерт. Тогда сад, в котором уже торчали сторожевые шалаши арендатора, наскоро принаряжался: подчищались запущенные дорожки, создавались новые, ставились лавочки и скамьи, воздвигались, эстрады и декоративные приспособления — и сад готов к услугам публики. Если вход объявлялся бесплатным, то антрепренеры или подручные служки их с тарелочками, подносиками, а то и просто с шапками в руках по нескольку раз обходили гостей, иногда с безмолвным, чаще с бесцеремонным приглашением к денежной жертве, и пока это происходило, «диво» оттягивалось, шумел буфет.

При бесплатном входе гости сада бывали более многочисленными, хотя и более разночинными, а окупался ли расход предпринимателей, получавших на тарелочку от одной до пяти копеек с персоны,- ответить трудно, хотя и можно свидетельствовать, что сеансы одного и того же предпринимателя почти не повторялись,; особенно когда недостаточно обставленный буфет «проторговывался», т. е. имел плохую выручку. Но тут подоспевало и следующее: многочисленная, разночинная публика начинала хозяйничать в саду, что при арендном его положении доставляло арендаторам немало хлопот по найму на сей раз большого числа сторожей, заставляло считаться с отдельными гостями путем сношения с полицией, а на каждого гостя смотреть, как на возможного посягателя на фрукты и ягоды, при платном входе, быть может, и довольно высоком, в сад прибывала отборная публика, разумеется, сторонившаяся от поводов к подобного рода столкновениям: такой именно благоустроенностью отличались сады, где хозяйничал известный в то время неутомимый садоустроитель Иван Петрович, «просадивший» на сем свое состояние [17, с. 52 — 55].

Таким образом на протяжении XIX — начала XX вв. заметно возрастает роль садов и парков для всего городского населения. Особенно эта тенденция заметна с середины XIX — начале XX вв. у городского населения появляется больше свободного времени и мест где они могут его провести. И одним из таких мест становятся как раз городские парки. Открытыми для публики становятся частновладельческие парки и сады, чего раньше не было. Вход туда мог быть как платным так и бесплатны, это зависело от желания хозяев парка. Парки становятся центрами народных гуляний во время церковных и государственных праздников.

Заключение

 

После описания садово-паркового строительства в городах Белоруссии на протяжении XVIII -начала XX вв. можно сделать следующие выводы.

XVIII — XIX века были временем появления и роста парков и садов в городах Белоруссии. Можно выделить несколько периодов развития паркового строительства на территории Белоруссии. 1. Первая половина XVIII века — период становления паркового строительства. 2.Вторая половина XVIII — первая половина XIX вв. — период расцвета паркового строительства дворянами и богатыми чиновниками. 3. Вторая половина XIX — начало XIX вв. — период спада частновладельческого садово-паркового строительства. Увеличение числа общественных парков.

На протяжении этого периода меняются стили строительства парков: сначала были парки стиля барокко, затем появляются парки регулярного типа (французские сады), после идет пейзажный стиль паркового строительства. Белорусские парки во французском стиле периода Речи Посполитой к настоящему времени практически не сохранились или же сохранились отдельные полуразрушенные фрагменты. Большинство парков пейзажного стиля сохранилось и по сей день, они являются до сих пор приятным местом времяпрепровождения.

Кроме внешнего вида изменилась и публика парков, если раньше в XVIII веке парки были только частновладельческими, и их могли посещать только их владельцы. То уже в XIX — начале XX века парки специально строятся для всех горожан и гостей городов и частично открываются частновладельческие парки для публики. С конца XIX — начала XX возрастает улитарное значение парков, увеличивается количество «экономических садов».

Одним из ярких образцов паркового строения в XIX столетии на территории Белоруссии можно назвать Гомельский дворцово-парковый ансамбль. Строительство которого началось после того, как город Гомель перешел во владения князя П. А. Румянцева в 1775 году, и продолжилось князьями Паскевичами вплоть до начала XX в. Парк построен в пейзажном стиле. Строительство парка проходило в несколько этапов. В парке высажено большое количество редких и экзотических деревьев. С конца XIX — начала XX вв. парк был открыт для посещения всеми горожанами и гостями города. Гомельский дворцово-парковый ансамбль сохранился в своих прежних границах, хотя претерпел заметные композиционные изменения. Вместе с исторической частью города он является единственным в Белоруссии цельным ансамблем и наиболее замечательным памятником эпохи русского классицизма.

На протяжении XIX — начала XX вв. заметно возрастает роль садов и парков для всего городского населения. Особенно эта тенденция заметна с середины XIX — начале XX вв. у городского населения появляется больше свободного времени и мест где они могут его провести. И одним из таких мест становятся как раз городские парки. Открытыми для публики становятся частновладельческие парки и сады, чего раньше не было. Вход туда мог быть как платным так и бесплатны, это зависело от желания хозяев парка. Парки становятся центрами народных гуляний во время церковных и государственных праздников.

Список источников и литературы

  1. .Антипов, В. Г. Парки Белоруссии / В. Г. Антипов. — Минск: Ураджай, 1975. — 200 с.
  2. .Архiтэктура Беларусi./(Энцыклапедычны даведнiк) — Минск: Наука и техника, 1982. — 645 с.
  3. .Атрушкевич, А. М. Дорожками старого парка / А. М. Атрушкевич. — Минск: Полымя, 1988. — 45 с.
  4. .Белорусы. У 8 т./ Т.6: Общественные традиции / В. Батяев, В. М. Белявина, А. У. Гурко и др. — Минск: Белорусская наука, 2002. — 605 с.
  5. .Виноградов, Л. Гомель. Его прошлое и настоящее / Л. Виноградов — Москва: Типография Н.Н. Шарапова, 1900. — 41 с.
  6. .Грамадскі быт і культура гарадскога насельніцтва Беларусі / В. К. Бандарчык, В. М. Белявіна, С. А. Мілючэнкаў і інш. Минск: наука и техника, 1990. — 248 с.
  7. .Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гродзенская вобласць / АН БССР. Ін-т мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору; Рэдкал.: С. В. Марцэлеў (гал. рэд) і інш. — Минск: БелСЭ, 1986. — 371 с., іл.
  8. .Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Брэсцкая вобласць / АН БССР. Ін-т мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору; Рэдкал.: С. В. Марцэлеў (гал. рэд) і інш. — Минск: БелСЭ, 1984. — 368 с., іл.
  9. .Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Віцебская вобласць / АН БССР. Ін-т мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору; Рэдкал.: С. В. Марцэлеў (гал. рэд) і інш. — Минск: БелСЭ, 1985. — 496 с., іл.
  10. .Збор помнiкаў гiсторыi i культуры Беларусi. Гродзенская вобласць / АН БССР. Ін-т мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору; Рэдкал.: С. В. Марцэлеў (гал. рэд) і інш. — Минск: БелСЭ, 1986. — 345с., іл.
  11. .Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Магілеўская вобласць / АН БССР. Ін-т мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору; Рэдкал.: С. В. Марцэлеў (гал. рэд) і інш. — Минск: БелСЭ, 1986. — 408 с., іл.
  12. .Збор помнiкаў гiсторыi i культуры Беларусi. Мiнск / АН БССР. Ін-т мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору; Рэдкал.: С. В. Марцэлеў (гал. рэд) і інш. — Минск: БелСЭ, 1988. — 284 с., іл.
  13. .Кулагин, А. Архитектура дворцово-усадебных ансамблей Беларуси: вторая половина XVIII- начало XIXв. /А. Кулагин — Минск: Наука и техника, 1981. — 134 с., ил.
  14. .Кулагiн, А. Эклектыка. Архiтэктура Беларусi другой паловы XIX — пачатку XXст.- Минск: Наука и техника, 2000. — 304 с.
  15. .Ларионов, В. Наследие Румянцева и Паскевича: [Об истор. значении дворцово-паркового ансамбля в Гомеле] /В. Ларионов //Ярмарка.-1997.-№9.- С.16.
  16. .Морозов, В. Гомель классический. Эпоха. Меценаты. Архитектура. / В. Морозов. — Минск: «Четыре четверти», 1997. — 336 с.
  17. .Никифоровский, Н. Я. Странички из недавней старины города Витебска / Н. Я. Никифоровский — Минск: БелСЭ им. П. Бровки, 1995г. — 149 с.
  18. . Федорук, А. Садово- парковое искусство Белоруссии / А. Федорук. — Минск: Ураджай, 1989. — 247 с., ил.
  19. . Архiтэктура Беларусi. Энцыклапедыя. Минск: БелСЭ, 1993 — 537 с.
  20. . Чантурия, В. Архитектурные памятники Белорусии. / В. Чантурия — Минск: «Вышэйшая школа», 1982. — 368с., ил
  21. . Чантурия, В. История архитектуры Белоруссии. Дооктябрьский период / В. Чантурия. — Минск: «Вышэйшая школа», 1969. — 264 с., ил
  22. .Шибеко, З. В. Странички жизни дореволюционного города / З. В. Шибеко, С. Ф. Шибеко — Минск: Полымя, 1994. — 341с., ил.
  23. .Яшчанка А. Р. Гомель у другой полове XIX — пачатку XXст. / А. Р. Яшчанка — Гомель: Гомельский кооперативный институт, 1997.- 80с.

http://minsk-old-new.com\minsk-3232-ru.htm

Сады и парки городов и местечек Белоруссии в XVIII-XX веках: 1 комментарий

  1. Национальные парки Белоруссии, их роль в культурном и экологическом туризме
    Места экологического туризма на карте Белоруссии

    Национальный парк «Беловежская пуща» | 340 км от Минска
    Национальный парк «Браславские озера» | 250 км от Минска
    Национальный парк «Припятский» | 260 км от Минска
    Национальный парк «Нарочанский» | 150 км от Минска
    «Березинский» биосферный заповедник | 120 км от Минска
    Лесоохотничье предприятие «Лебединое» | 160 км от Минска
    Лесоохотничье хозяйство «Тетеринское» | 170 км от Минска
    Лесоохотничье хозяйство «Красносельское» | 40 км от Минска
    Лесоохотничье предприятие «Телеханское» | 280 км от Минска
    http://kraevedenie.net/2015/08/01/nacionalnye-parki-belorussii-ix-rol-v-kulturnom-i-ekologicheskom-turizme/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.