Достопримечательности на маршруте от Ольвии до Очакова

Этот прекрасный краеведческий отчет копируем в копилку знаний и фотографий для развития нашего проекта «ПУТЬ ВИТОВТА» от Балтийского до Черного моря — маршруты активного познавательного туризма.
В Николаевской области реализуется проект эко-трассы Николаев — Ольвия — Очаков с трехполосной дорожкой для велосипедистов и пешеходов. Каждую неделю проект развивается, мы стараемся сообщать о новостях и очередных этапах его реализации.
Приглашаем старшеклассников и студентов юга Украины воспользоваться нашими публикациями для подготовки рефератов, курсовых работ и дипломных проектов. Всех, кто владеет украинским языком, просим переводить материалы нашего сайта и присылать нам для публикации. Авторство, конечно, будет обеспечено необходимыми ссылками. Все методические, информационные, маршрутные материалы к проекту ПУТЬ ВИТОВТА и эко-трасса Николаев — Ольвия — Очаков нужны на русском и украинских языках, в перспективе: английский, немецкий, польский, турецкий.

Путешествие от Николаева к морю: урочище Ста Могил и другие достопримечательности (ФОТО)

Идея пройти пешком от сел Парутино до города Очакова возникла одновременно у нескольких участников николаевского краеведческого форума «Скамейка».

Почему был выбран именно этот маршрут? Во-первых, хотелось своими глазами посмотреть на урочище Ста Могил, во-вторых, побывать на мысе Остен–Сакена. Кроме того, где-то в этом районе находился основанный князем Витовтом город Дашев и стоял пограничный камень, установленный тем же Витовтом для обозначения границ Великого Княжества Литовского.

45820_16_800x340

ПАРУТИНО. Поэтому рано утром первым автобусом мы приехали в село Парутино. Интересно, что Парутино – ровесник Николаева, село было основано некрасовцами–староверами, бежавшими с Дона в 1708 году после поражения восстания Кондрата Булавина. Атаман Игнатий Некрасов увел их на территорию современной Румынии, где они компактно проживают и до сих пор. Некрасовцы построили тридцать семь домов и часовню, занимались хлеборобством и рыбной ловлей, но после того, как в 1792-м году Екатерина ІІ подарила 12 тысяч десятин земли на правом берегу Бугского лимана графу Илье Безбородко, некрасовцы покинули основанное ими поселение и вернулись на берега Днестра.

45820_17_800x600

До 1917 года село называлось Ильинское в честь графа Безбородько, а затем оно стало именоваться Парутино от названия Парутинской балки, где оно расположено.

В советские времена в Парутино был колхоз им. Ленина, а в 1969 году на его базе основали винсовхоз «Ольвия», который специализировался на выращивании винограда и производстве вина, его доход превышал миллион рублей в год.

С 1985 по 2005 год винсовхоз выращивал элитные сорта винограда, из плодов которых делали шампанское, закарпатские коньяки, некоторые сорта крымских вин.

В центре села – мемориал жителям Парутино, погибшим в годы войны. Из двухсот пятидесяти парутинцев, ушедших на фронт, сто девятнадцать домой не вернулись…

Конечно же, не смогли мы обойти вниманием местное кладбище в поисках каменных крестов. В комментариях к одной их наших поездок говорилось об уникальности парутинских крестов, но, откровенно говоря, они нас не особенно впечатлили, очень многое из того, что там есть, мы уже видели в других местах. Но вот такого надгробного сооружения мы не видели нигде. На нем нет ни одной надписи, поэтому трудно сказать, что это, но ниша для свечей и приношений есть. Время установки этого сооружения также установить не удалось.

45820_18_800x490 45820_20_800x500

Рядом с кладбищем находится церковь Св. Александра Сидского. Практически не известный у нас святой. Вот какую информацию о нем удалось найти: «Священномученик Александр, иерей в Сиде, пострадал за Христа во время гонения при императоре Аврелиане (270–275). Святой был допрошен правителем Антонином и отдан на жестокие истязания. Но, чудесно хранимый Господом святой с удивительным терпением перенес все муки и, наконец, был обезглавлен».

Построена церковь была в 1901 году графом Кушелевым, но в советские времена ее постигла участь многих церквей – она была разрушена, и восстановлена только в 2000-м году. На ней нет золотых куполов и мраморных ступеней, но именно это почему-то наводит на мысль, что именно так выглядит традиционная украинская церковь.

45820_19_399x600

Близость археологического заповедника «Ольвия» сказывается на украшении некоторых домов. На одной из улиц каменный забор украшен настоящими греческими амфорами, но подавляющее большинство заборов украшено стилизованными гроздьями винограда – культуры, которая стала символом Парутино.

45820_21_800x566

УРОЧИЩЕ СТА МОГИЛ. По одной из легенд, в урочище Ста Могил похоронены сто сарматских (вариант — скифских) вождей. Так это или не так – каждый воспринимает, как хочет, но небольшие курганы в этом урочище расположены не хаотично, а длинными рядами. Мы брели по жесткой выгоревшей траве от кургана до кургана, поднимались на некоторые из них. Неужели здесь и вправду похоронены вожди? Тогда почему курганы до сих пор не разграблены? А если нет, то что в этих курганах?

Впрочем, это дело историков и археологов, а наша задача – пройти по этой местности, не нанеся ей вреда. К сожалению, до самого мыса Сакена земля изрыта ровными прямоугольными ямами. Кто-то настойчиво ищет древние клады, разбрасывая по полю черепки амфор и кувшинов. А в одном из раскопов какой-то эстет выложил незамысловатый узор из этих черепков.

45820_22_800x520

МЫС САКЕН. Мыс Сакен – это современное название Сарыкальского мыса. Осенью прошлого года стараниями Михаила Кондратьева на мысе была установлена памятная доска в честь подвига капитана 2-го ранга Рейнгольда Остен–Сакена, который 20 мая 1778 года пожертвовал своей жизнью, чтобы не попасть в турецкий плен. Он вошел с горящим факелом в пороховой погреб своей шлюпки в тот момент, когда его окружили тринадцать турецких кораблей. Его обезглавленное тело волны вынесли на берег недалеко от села Дмитриевка Очаковского района. Там установлен поклонный крест, а школьники посадили вокруг креста орехи.

Тем временем наше путешествие по желтой степи продолжалось. Мы двигались в сторону мыса Сары-Камыш и села Днепровское. Где-то здесь когда-то находился Дашев, хотя разные картографы располагали его в разных местах, начиная от Радсада и заканчивая современным Очаковом. Но сколько мы ни вглядывались в рельеф, нигде и намека не было на остатки старинных построек, а уж тем более пограничного камня, установленного князем Витовтом. Конечно, за прошедшие шесть веков мало что могло сохраниться, особенно, если вспомнить, что после смерти Витовта татарские племена целенаправленно разрушали все, что он построил, начиная от таможенных башен, и заканчивая крупными населенными пунктами.

45820_23_800x531

ДНЕПРОВСКОЕ. Днепровское – это две улицы вдоль обрывистого берега. Когда-то оно называлось Сары-Камыш, как и мыс, на котором расположено село. Считается, что в переводе с тюркского языка это название значит «желтый тростник». Возможно, когда-то Днепро–Бугский лиман был пресным, и на его берегах рос камыш. Но сейчас этого уже нет, а название осталось, только в нашем произношении оно звучит как Цари–Камыши, или просто Цари.

Из рассказов любителей рыбной ловли известно, что этот район – одно из лучших рыбных мест в обоих лиманах. Особую мистику этой местности придает находящееся неподалеку урочище Ста Могил, так что некоторые горячие головы придумали целую сакральную историю о зарытых в этих местах кладах, которые охраняют похороненные здесь скифские цари.

45820_24_800x524

Само Днепровское – село очень маленькое. Из учреждений соцкультбыта здесь только два магазина да воинский мемориал в память о земляках, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Под селом – мутные волны лимана. Я так сказал потому, что высота обрыва, на котором стоит Днепровское, достигает сорока метров. Если посмотреть сверху на узкий песчаный берег, то можно увидеть довольно привлекательный пейзаж – белый песок, длинный ряд зеленых деревьев на нем и серые волны, лениво лижущие берег своим длинным мокрым языком.

Здесь мы решили перекусить, для чего спустились на берег по одному из более-менее пологих спусков. Здесь-то нас и поджидала еще одна неожиданность.

45820_25_399x600

Коровы-альпинистки. Угол наклона тропы составлял примерно сорок пять градусов, мы предвидели нелегкий спуск и подъем. Но тут Лешка Кравченко обратил наше внимание на следы животных на спуске: «Смотрите, коровьи!». Мы пошутили на эту тему, и пошли вниз. Когда наш обед заканчивался, мы поняли, что шутили зря.

45820_27_800x530

Упираясь в землю всеми четырьмя копытами и поднимая тучи пыли, к воде спускались несколько десятков коров. При этом они умудрялись еще хватать траву, растущую на склоне. Одна за одной, коровы спускались на берег, заходили в лиман и с наслаждением пили мутную воду, гонимую прибоем к берегу. Мы успели снять только часть этого зрелища, но не увидели, как же эти животные поднимаются в гору – пора было идти дальше.

45820_26_800x520

На кладбище сняли на фотоаппараты каменные кресты, дожившие до наших дней. Понятно, что появились они уже после взятия Суворовым Очакова, хотя в отношениях христиан с мусульманами не все было однозначно противоречиво. Но турецких захоронений мы не увидели, и, посидев на дорожку, отправились в сторону села Солончаки.

СОЛОНЧАКИ. Солончаки, или Аджиголка, в одно прекрасное время сменили свое местоположение. Старое село находилось несколько западнее нынешнего, и от него осталось одно только кладбище. А на месте современного села был когда-то хутор. Со временем жители Аджиголки обустроились на хуторе, а от старого села не осталось никаких следов: что можно было взять с собой – взяли, а остальное по старой традиции растащили. Сейчас там баштан, рядом с которым находится любопытное старое кладбище с любопытными захоронениями.

В Солончаках произошла одна история, которая лично на нас произвела благоприятное впечатление. Леша с Димой занялись съемками на новом кладбище, а мы со Светой примостились неподалеку в ожидании наших товарищей. С нашего места хорошо было видно, как за ребятами внимательно наблюдала пожилая женщина, жившая рядом с кладбищем. Затем неожиданно послышался шум, и мужчина средних лет побежал на кладбище разбираться.

45820_28_800x600 45820_30_800x531

Оказалось, что ребят приняли за охотников за старинными монетами, видимо, такие случаи уже были. Но все закончилось благополучно, недоразумение выяснилось, и нам даже немножко рассказали об истории Солончаков. Тогда-то мы и узнали о другом, более старом кладбище. А еще для себя мы отметили: нас никто не знает, мы люди пришлые, поэтому нужно по возможности сообщать жителям, кто мы и зачем сюда приехали.

45820_29_450x600

Возвращаясь к старому кладбищу, скажу, что там имеется надгробный памятник с довольно интригующей эпитафией: «Здесь покоится прах любвеобильной жены Фионы Никитовны Скориковой». Сейчас наши коллеги пытаются по метрическим книгам выяснить, кто такая Фиона Скорикова, и в чем же заключалась ее любвеобильность.

Кроме этого, мы впервые увидели на могилах литые чугунные кресты с ликами ангелов и другими украшениями. До сих пор такие кресты нигде не попадались.

ДОЖДЬ. Дальнейшее наше путешествие прервал неожиданно начавшийся дождь. Первые его признаки появились еще в Солончаках, но по-настоящему он пошел, когда мы прошли половину пути до Дмитровки. Но и то, что мы увидели, нас впечатлило. Во-первых, ветряки, придающие украинской степи голландский пейзаж. Их тут не меньше десятка, и они производят впечатление разумных существ. Во-вторых, наш нештатный орнитолог Алексей Кравченко обратил наше внимание на одиноко летящую птицу: «Это пеликан, но почему он один? Обычно по одному эти птицы не летают». Но через некоторое время нам довелось увидеть стаю пеликанов во всей их красе. Подул сильный южный ветер, по дороге застучали первые капли дождя. Неожиданно между ветряками появилась некая пестрая лента, которая, извиваясь на ветру, двигалась ему навстречу. Это и были пеликаны, летящие на небольшой высоте. Преодолевая сопротивление ветра, птицы упорно летели к своей цели…

45820_1_800x563

ДМИТРОВКА. Просидев около получаса в какой-то будке на окраине с. Дмитровка, наблюдая за дикой красотой летней приморской грозы, я стал замечать, что небо над Кинбурнской косой на другой стороне лимана слегка прояснилось, и между грозовых туч проблеснули первые лучи солнца. Дождь стал реже и тише. Не дожидаясь окончательного улучшения погоды, я начал обследование Дмитровского кладбища на предмет обнаружения и фиксации каменных крестов, которые, собственно говоря, и были основной целью моей поездки.

Таких на кладбище оказалось около десятка, причем большей частью абсолютно целые (даже побелены). На некоторых крестах отчетливо просматривались даты жизни и упокоения ушедших в иной мир, в основном – середина ХІХ века, а иные – вовсе без какой-либо «информации». Не буду говорить о том, что для меня значили эти, на первый взгляд обычные сооружения, скажу о другом – о самой Дмитровке.

Средних размеров село, центр сельсовета, основанное где-то на стыке XVIII-XIX веков, располагается вдоль берега Днепровско-Бугского лимана с одной стороны и Чехутовой (Чуфутовой) балкой – с другой. Земли, на которых расположен этот населенный пункт, как и все окружающие, во времена Ольвии входили в состав «хоры», то есть окрестных сельскохозяйственных поселений, которые обслуживали жизнь полиса. До 1920 г. и село носило название расположенной рядом балки — Чехутово.

«Чуфут (Чехут)» в переводе с татарского языка означает «еврей». Очевидно, два-три столетия назад это место населяли караимы (также иудейского вероисповедания) или евреи. Скорее всего, они занимались торговлей в расположенном неподалеку Очакове или же какими-то нехитрыми ремеслами. Несмотря на новое название села, балка на всех современных картах и лоциях так и осталась – Чехутовой-Чуфутовой.

45820_3_450x600 45820_5_450x600

ЯСЕЛКА. Покинув Дмитровку, я направился по дороге к следующему пункту назначения, который располагался в 2,5 км западнее (по дороге, заодно, успел и обсохнуть). Этим пунктом стала Яселка, носящая такое название не из-за детских яслей, а от «ясел», места кормежки для волов, о которых будет сказано позже.

По-видимому, ясла располагались вдоль балки с аналогичным названием, от которой оно перекочевало и на село, примыкающее к ней. Ранее данный населенный пункт назывался Николаевкой, скорее всего по имени/фамилии владельца или основателя.

Село небольшое и довольно компактное. Основано не позже середины ХІХ века, о чем свидетельствуют те же каменные кресты на местном кладбище.

Идя вдоль обрыва, с высоты около 20 м я увидел внизу стаю лебедей из примерно 30-ти особей. Часть из них находилась в воде рядом с берегом, а другие – паслись на траве, щедро растущей под кручей. Зрелище очень красивое. Никогда раньше мне не приходилось видеть одновременно в таком количестве этих сильных, гордых и красивых птиц.

Постояв на обрыве, и в достаточной мере налюбовавшись послегрозовыми пейзажами, я отправился далее.

45820_7_800x600

ИВАНОВКА. Повезло, что все села, которые я вознамерился посетить, расположены по асфальтированной трассе. В противном случае идти по достаточно раскисшей от дождя земле было бы весьма утомительно.

Идя по дороге и размышляя о своем, я добрался до Ивановки. В настоящее время это одно довольно большое село, центр сельсовета, расположенное между старой Очаковской дорогой и берегом лимана, разделенное на две части Воловьей балкой. По утверждению историков село было основано в 1795 году, вскоре после падения Очаковской крепости.

45820_8_450x600

Вопрос о дате основания поселения достаточно спорный. Дело в том, что согласно «Ведомости, учиненной сколько и где в каком месте на отведенной войску Черноморскому земель состоит селений, хуторов, неводов и в них мужеска и женска полу душ» (Кубанский войсковой архив. Общая атаманская опись. Дело 1792 г. № 172) в урочище Воловой Балки находился хутор «великороссийской породы казака Федора Пятигорскаго», в котором проживало всего трое мужчин. Неподалеку (по данным той же Ведомости), на берегу лимана в урочище Залеску (до наших дней не сохранилось) располагался «невед казака Барабанчика», который обслуживали «7 душ мужеска полу».

Тем не менее, ясно одно: по окончанию русско-турецкой войны здесь стали селиться казаки войска Черноморского, а также беглые крепостные из северных губерний. Ими и было основано два села: собственно Ивановка и Покровка, разделенные между собой балкой. Название балки происходит, по-видимому, от располагавшихся вдоль ее склонов стойбищ для волов. Ведь на противоположном берегу Днепровско-Бугского лимана находятся Кинбурнские озера, где в промышленном масштабе добывалась соль, которую перевозили волами.

Кстати говоря, местные жители и поныне при общении разделяют административно единое село на две части, говоря на одних «він з Покровки», а на других «Івановські». Даже кладбища в селе разные.

Интересным является тот факт, что практически все села по дороге Парутино-Очаков расположены на склонах балок. Очевидно, в незапамятные времена по балкам протекали пресноводные речушки, впадающие в лиман, а люди всегда тянулись к воде и старались поселиться поближе к ее источникам.

В советское время с. Ивановка было достаточно крепким в хозяйственном отношении. Теперь же об этом напоминают лишь полуразрушенные ангары и мастерские, выкорчеванные сады и виноградники…

На старом сельском кладбище сохранилось достаточно много каменных крестов, некоторые из которых – настоящее произведение искусства. Присутствуют и кресты «византийской» формы в виде двуглавых орлов.

45820_10_800x600

Заметьте, старая часть кладбища – нетронута, на ней не хоронят. Несмотря на то, что она заросла травой, а некоторые кресты от времени рассыпались, за ними продолжают ухаживать и не разрушают, как это делается повсеместно. Такое отношение к своему историческому прошлому, кстати говоря, очень характерно для жителей сел Очаковского района, за что им лично от меня низкий поклон.

В Ивановке сохранилось еще одно старое сооружение. По словам местной жительницы, благовидной старушки лет 85-ти, это старый помещичий дом, в котором в советское время располагалась контора колхоза. Несмотря на время, строение выглядит достаточно хорошо.

КУЦУРУБ. Практически примыкая к Ивановке на берегу лимана раскинулось село Куцуруб. Я и сам не заметил, как оказался в нем. Правда, для этого пришлось пойти не по дороге, а через небольшое убранное поле, набрав на свои сапоги достаточно толстый слой земли. Куцуруб (вернее старая часть сельского кладбища) являлся последним пунктом намеченного пути.

В литературе и документах в различное время название села подвергалось различным лингвистическим вариациям: Куцуруб, Кучуруб, Кучурубы и т.д.

По данным 15-го тома «Истории городов и сел Украинской ССР» с. Куцуруб основано в 1756 году беглыми крепостными, хотя, по-видимому, гораздо раньше.

Сами куцурубовцы объясняют происхождение названия села довольно интересно. Якобы, в далеком 1789 году царица Екатерина II проверяла военные посты под Очаковом вдоль Днепровско-Бугского лимана. Солдат, который нёс службу на посту, расположенном на территории современного села, не пропустил царицу. И за преданную службу она дала ему золотой рубль. Фамилия (прозвище) солдата была Куц. Новость об этом распространилась далеко за пределы местности и повлияла на появление названия села  — Куцуруб. Люди стали поселяться в том месте, где «царица дала Куцу руб». Легенда на грани абсурда! Общеизвестный факт, что Екатерина ІІ в этих краях никогда не была, а в Северном Причерноморье находилась только проездом по пути в Крым вдоль линии Днепра.

Со временем количество населения увеличивалось. Восточная часть имела название Камши (первым поселился цыган Камша), а западная – Хуторы. Такое разделение села на части местными жителями сохранилось и поныне.

Если все-таки основываться на данных «Истории городов и сел…», то вырисовывается довольно интересная картинка. Старые названия сел Очаковского района явно тюркского (татарского, ногайского) происхождения: Аджигол, Куцуруб, Бейкуш (совр. Черноморка), Пикуш, Кабарга, Анчекрак (совр. Каменка). Это обстоятельство, а также уцелевшие памятники, свидетельствует о том, что южная часть нашего края «времен Очакова и покоренья Крыма» была не такой уж и безлюдной, как это принято считать.

При этом здесь жили и христиане, с чем мирилась турецкая власть (ислам вообще, пожалуй, самая веротерпимая религия мира, если не брать во внимание его радикальные ответвления). Мусульмане, иудеи и христиане довольно мирно сосуществовали рядом, имея каждый свою выгоду от такого соседства.

Не знаю как «во времена Очакова», а в первой половине ХІХ века берег Днепровско-Бугского лимана уже был заселен. Это подтверждает не только упомянутая «Ведомость». Так, согласно «Атласа Черного моря», составленного капитаном І ранга Е. Манганари по описям 1825-1836 гг. и изданного Николаевским депо карт в 1841 году, на месте всех пройденных населенных пунктов уже отмечены людские поселения. Правда, по названию отмечено только с. Кучурубы, но это, скорее всего, из-за того, что оно было самым крупным.

Еще одна легенда, которая до сих пор имеет хождение среди местного населения, касается высоких и крутых Куцурубских берегов, над Днепровско-Бугским лиманом. По утверждению некоторых жителей Куцуруба в этих кручах есть множество тайных ходов, проделанных еще во времена турецкого владычества, которые ведут ни много ни мало… в Турцию! При этом, в каждом из таких проходов «обязательно» спрятана золотая карета (хотя османы в них никогда не ездили) или хотя бы сокровища. Как видим, желание верить во что-то таинственное (причем связанное с богатством) является вечным.

В Куцурубе я посетил только местное кладбище. Обнаруженные на нем каменные кресты меня приятно удивили, поскольку некоторые их формы («круглый», «солнечный», «якорный» кресты) ранее не встречались или встречаются на территории области крайне редко. Степень их сохранности также довольно удовлетворительна.

45820_14_450x600

На Куцурубском кладбище расположено захоронение восьми воинов Очаковского укрепрайона береговой обороны, погибших в боях за Родину в августе 1941 года. Очаков – последний из крупных населенных пунктов, занятых гитлеровскими войсками в том трагическом для Николаевщины месяце. Могила ухожена и поддерживается местным населением в хорошем состоянии.

Впереди был физический отдых от напряжения оставшихся позади километров и погодных условий, а также достаточно долгая дорога домой. Старенький автобус, переполненный людьми (а стало быть, и дорожным шумом-гамом), неспешно ехал в Николаев целых 2,5 часа. Несмотря ни на что, в памяти, как всегда, остались только приятные впечатления от маршрута, пройденного по родной земле.

По материалам: Николаевский Базар

Приложение.

В 2010 году из литовского городка Тракай до Очакова за 40 дней был успешно проведен конный  маршрут литовских всадников на жемайтийских лошадках, воспетых в романах Генрика Сенкевича. Ну, кто понимает, что такое лошадка  и конный туризм, маршруты такого рода строятся не по асфальтированным шоссе. Поэтому еще раз напомню о ценности для активного туризма старинных карт с грунтовыми дорогами, водопоями, постоялыми дворами. Ну и оттакое личное — я из ямщицкого сарматского рода.

Повторю фрагмент моей страницы о концепте развития велотуризма в Николаевской области:

Моя концепция планирования велосипедных маршрутов называется Курганная методика. Документально она основана на работе со старинными картами, а полевая практика заключается в поиске курганов и выборе маршрутов на глаз (визуально).

На старинных картах особое внимание надо обращать на расположение постоялых дворов и водопоев. В проработке маршрутов в общении с местным населением обязательно собирать сведения о знаменитых родниках, криницах, старых копанях. Это представляет особый интерес для любительского поиска кладов, поскольку в родники и фонтаны бросали монетки на счастье с незапамятных времен. В местах водопоев распрягали лошадей и волов, часто и сами раздевались или переодевались, поэтому монеты и прочие металлические вещи именно у водопоев терялись чаще всего.

На Украине в 2011 году выполнен проект «Королевская дорога, путь Анны Ярославны». Это маршруты по старинным путям, где можно передвигаться пешком и на велосипеде от Киева до Парижа.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.