Село Козырка к югу от Николаева, берег Днепро-Бугского лимана

Берег Днепро-Бугского лимана у села Козырка, динамика природы после Черноморского потопа

В основе хронологии ранних этапов становления человечества лежит технология изготовления орудий труда и основной материал — камень, медь, бронза, железо. Однако, изменялась не только технология. Каждая такая эпоха, по существу была новым миром со своими народами-лидерами. Причинами гибели старого «устройства» мира и рождения новых цивилизаций еще в первых священных книгах считались экологические катастрофы.
Великий Потоп. Оледенение Европы  и послеледниковые подъемы уровня Мирового океана (в том числе Черноморский потоп), сопровождались мощными тектоническими движениями и извержениями вулканов.

В этом обзоре:

  1. Фотогалерея берега Днепро-Бугского лимана у села Козырка, Очаковский район, Николаевская область
  2. Северное Причерноморье — ключ к пониманию роли природных катастроф в истории
  3. Расцвет и упадок Великой Скифии. Ольвия — Счастливая, почему?
  4. Изменения береговой линии, природы, транспортных путей и экономики от Геродота (5 в. до н.э.) до Полибия (2 в. до н.э.)

1.Фотогалерея берега Днепро-Бугского лимана у села Козырка, Очаковский район, Николаевская область

Село Козырка и окрестности на космических снимках программы Гугл Планета Земля
Село Козырка и окрестности на космических снимках программы Гугл Планета Земля

Село Козырка расположено неподалеку от всемирно известного археологического заповедника Ольвия. Как и несколько других  сел по проектируемой эко трассе Николаев-Ольвия-Очаков, Козырка входила в земледельческую округу древнегреческих колонистов. Как и весь берег Днепро-Бугского лимана окрестности Козырки подвержены высокой динамике разрушения береговой полосы и развития овражно-балочной сети.

Село Козырка к югу от Николаева, берег Днепро-Бугского лимана

Близость этих мест к селу Парутино, где в археологическом заповеднике «Ольвия» часто работают ученые мирового уровня, позволяет надеяться, что в сотрудничестве с историками поработают геологи, геоморфологи, специалисты по палеогеографии. Парутино, Козырка и Старая Богдановка вполне хороши для организации летних полевых студенческих практик.

Наиболее динамичный берег: разрушение обрыва из суглинков, обломки пласта известняка

При этом Козырка по своей инфраструктуре, пожалуй, наилучшее место для экологов, географов, почвоведов, геоморфологов и студентов близких специальностей.

Базовая карта для маршрутного коридора экологического туризма Николаев — Ольвия — Очаков — Кинбурнская коса


Карта интерактивная, позволяет добавлять новые слои. Прямая ссылка к редактированию карты. Базовую информацию о туристических достопримечательностях, инфраструктуре, сервисе может добавлять любой пользователь. По каждой точке можно ставить неограниченное число фотографий, тексты и ссылки на фото- и видео-репортажи.

О туристической инфраструктуре Козырки (транзит, торговля, общепит с обслуживанием по кредитным картам) и еще одном направлении: мемориальном туризме, загадках здешних старинных надгробьев с двуглавым орлом — готовим материалы отдельно.

А пока фотографии берега у села Козырка.

Не берусь ничего утверждать. Напомню отрывки из моих прежних работ.

2.Северное Причерноморье — ключ к пониманию роли природных катастроф в истории

Уникальность Черного моря заключается в том, что почти двухкилометровую толщу его воды заполняет сероводород. В разных областях науки получены бесспорные данные о том, что это результат нескольких природных катастроф, когда большинство живых организмов погибало. Не один раз в истории Черного моря происходили очень быстрые изменения солевого состава и температуры воды, а также уровня воды, очертания береговой линии и крупные опускания или подъему обширных тектонических блоков.
Историческая уникальность Черного моря также не имеет аналогов в мире. Не менее 25 столетий наблюдений, описаний, картографических документов позволяют детально проследить динамику природных процессов, их взаимодействие с ведущими европейскими, средиземноморскими и евразийскими цивилизациями.

Важной особенностью Черного моря является то, что только его северное побережье имеет обширную шельфовую область. Свидетельства природных катастроф в виде обширных подводных террас и подводных каньонов, прорезающих их, сохранились на всех берегах. Однако ключевой, главной областью для понятия динамики Черного моря является Северное Причерноморье между дельтой реки Дунай и полуостровом Крым, сам полуостров Крым и Азовское море с его береговой областью. Традиционно все эти районы называют Северным Причерноморьем.

География Великой Скифии времен Геродота (5 век до новой эры)
География Великой Скифии времен Геродота (5 век до новой эры)

Современный этап изучения этого шельфового района связан с его нефтяными и газовыми запасами. Начиная с 1970-х годов  производились широкомасштабные работы в области геологии, геоморфологии, геофизики. Было получено множество фактов по палеоботанике, палеогеографии, подводной археологии.
Данный регион стал ключом к понимаю изменений в природе в период после Великого оледенения Европы. Данные ботаников, зоологов, антропологов, этнографов и историков сходятся в том, что наряду с Лазурным берегом Франции и Северной Адриатики, Северное Причерноморье стало колыбелью заселения Европы. После отступания ледника отсюда распространялись сообщества растений и животных, племена с присваивающей экономикой (охотниками и собирателями), а затем и следующая волна цивилизации – животноводы и земледельцы.
Можно утверждать, что описания природы, экономики и этнографии Северного Причерноморья античных авторов вполне достоверны. Древнегреческая колонизация этого региона была широкомасштабной и требовала четких географических знаний.
В античной географии Северное Причерноморье представлено более обширными историческими свидетельствами, чем любой другой уголок Западной или Восточной Европы. Тем не менее, многочисленные противоречия в географической номенклатуре разных авторов не позволяют создать четкой картины природных условий, транспортной сети, расселения племен, границ влияния и т.д.

Основная причина путаницы лежит в господстве метафизического взгляда на географическую среду как на нечто застывшее и неизменное. Между тем, через каждые 300-500, иногда 1000 лет в Северном Причерноморье происходили крупные экологические потрясения (стрессы) затрагивающие все элементы природной, культурно-технологической и социально-этнической среды.
Каждый новый временной срез, таким образом, имел свою географию, свою сухопутную и морскую транспортную сеть с узлами–пересечениями в виде городов. Каждый раз заново формировались естественные границы между различными этносами, с их особым образом жизни, материальной и духовной культурой.
Системный анализ топонимики требует четкого представления о временном срезе, на который приходится формирование взаимосвязанной географической номенклатуры. Каждый такой пласт топонимов необходимо рассматривать как отражение географических аспектов определенного образа жизни, территориального разделения труда, военно-стратегической ситуации, политического и религиозного влияния.
В качестве такого подхода мы сопоставим географическую ситуацию в Северном Причерноморье до и после IV в. до н.э.
Истинные масштабы изменений природы в Северном Причерноморье стали понятны   только теперь, когда нефтегазоразведочные работы в море, помимо прочего, позволили открыть древние речные долины и котловины озёр, террасы затопленных пляжей, огромные оползни и обширные тектонические блоки, опущенные на глубину.

Вместе с тем, представления о резких колебаниях уровня Черного моря в последние 3-4 тысячи лет, в частности о фанагорийской регрессии и нимфейской трансгрессии, оказались опровергнуты.
Археологические и палеогеографические исследования показали, что на рубеже 3-4 веков до н.э. здесь произошли катастрофические изменения в природе:
— затопление многих приморских территорий, получившее название нимфейской трансгрессии;
— смена холодного и влажного климата раннего железного века на более благоприятный;
— отмечены крупные землетрясения.
Не менее крупными были перемены в населении – на смену Великой Скифии пришла Великая Сарматия.

На смену старым лидерам среди античных колоний пришли другие (например, угасает Керкинитида и расцветает Херсонес), изменяется характер хозяйства и торговли, культура и идеология.
Главным итогом экологического стресса III-IV веков до н.э. было появление Крыма как полуострова, изоляция крымских степей от Великой евразийской Степи, прекращение широких природных и этнических связей с Балканами и Кавказом.
После катастрофического Черноморского потопа (около 8-7 тысяч лет назад, когда замкнутое озеро переполнилось талыми водами ледника, а затем в него хлынула соленая вода Средиземного моря) уровень поднялся в среднем на 90 метров. А затем уже почти не менялся, но смещения блоков земной коры достигали нескольких метров или десятков метров по высоте. В сочетании с нагонными наводнениями и исключительной рыхлостью лессовых отложений, оползневой активностью побережья, смещением речных долин под действием тектонического прогибания и силы Кориолиса (связанной с вращением Земли) масштабы изменения береговой линии достигли десятков и сотен километров.

3. Расцвет и упадок Великой Скифии. Ольвия — Счастливая, почему?

На примере скифов можно видеть, что  экологический стресс может быть причиной как расцвета, так и упадка наций.
VIII век до н.э. Образование вокруг озера Борисфен многочисленных болот побудило скифов к захвату новых пастбищных земель. Они покоряют земледельческое население долин рек Гипанис (предшественник Южного Буга) и Борисфен (Днепр), а соседей-кочевников теснят на другие земли и облагают данью.

Подъем озерной и речной воды по речным устьям создает прекрасные гавани, в которых все чаще появляются корабли греков. Наряду со случайными высадками, от которых ведут свой род микс-эллины, возникают уже регулярные морские пути и постоянные колонии — полисы. Самые сильные из них становятся партнерами скифов. Слабые, да еще лежащие на пути частых военных походов, города и гавани попадают под власть скифских царей. Так формируется сложный эллино-скифский мир.
Его неотъемлемым элементом были постоянные военные набеги кочевников и сложные торговые и культурные связи с древнегреческими городами-государствами.

Само название Ольвия (счастливая) является уникальным в античном мире, где существовали десятки стандартных названий — херсонес (полуостров), кремны (крепкий берег) или давались названия по имени города-метрополии. Объяснение этого названия может быть двояким: 1) более древние колонии эллинов погибли из-за природных катастроф; 2) часть города Ольвия была затоплена в результате опускания берега и разрушена оползнями, но при этом значительная часть построек и улиц сохранилась. О погибших полностью городах можно лишь догадываться, а вот затопленные водой Днепро-Бугского лимана античные кварталы у села Парутино — это признанный факт.

Эпоха раннего железа ознаменовалась целой серией межплеменных войн и крупных перемещений. После успехов в Северном Причерноморье скифы совершают все более далекие походы. В Закавказье они покоряют племя халибов, открывших выплавку железа. Овладев новым оружием скифы становятся непобедимыми: 28 лет они господствуют в Азии, наводя ужас на все народы вплоть до далекой Палестины.

Войны и образование новых племенных союзов привели к быстрому распространению железа по всему Средиземноморью и за его пределы и наступлению общего для культур Старого Света века железа.

4.Изменения береговой линии, природы, транспортных путей и экономики от Геродота (5 в. до н.э.) до Полибия (2 в. до н.э.)

Сравнивая между собой по описаниям мореходов Великую  Скифию  времен Геродота (5 век до н.э.) и Скифию Малую  времен Полибия (2 век до н.э.) можно убедиться, что это разные миры. При этом они отличаются от современной географии, так простое использование современных карт для нанесения информации тех времен уже приводит к грубым ошибкам.
География времен Полибия уже мало отличается от современной  – различия  береговой линии уже совсем небольшие, но еще существенны в широком распространении луговых степей с лесными массивами в таких местах, где сейчас ландшафты полупустынь. Наличие массивов черноземных почв, которые формируются только под луговыми степями в сочетании с дубравами, во многих местах сейчас вступает в явное противоречие с климатическими характеристиками – малым количеством осадков и скудной растительностью.
География времен Геродота – это уже просто совершенно другой мир. Достаточно сказать, что Крым не был полуостровом, точнее – не было вообще Крыма как географического образования. Было обширное продолжение Восточно-Европейской равнины, по которому в Черное море сбегали полноводные реки. Речные системы имели очень мало общего с современными. Показательно, что и цепочки археологических памятников того времени вытянуты не вдоль современных, а вдоль исчезнувших речных долин.

Без античных колоний Эллады Скифия не была бы великой державой. Морские пути в эпоху Геродота были каботажными (вдоль берегов). Поэтому столь скромна роль Херсонеса-Таврического, о котором Геродот не упоминает. Не назван им и порт Тира в устье Днестра, хотя племя тиритов обозначено. Этот угол Борисфенского озера пока слишком глухой – для торгового мореплавания он не интересен.
Опорным каркасом державы ранних скифов были маршруты летних набегов на равнину Среднего Дуная: мимо Каменского городища через Экзампей — Священные пути и зимних: мимо г. Керкенитиды и г. Борисфена, затем до льду устья озера Борисфен на затопленный ныне полуостров и через устье Истра (Дуная) на Балканы. Другой зимний маршрут вел от Каменского городища к порту Кремны, потом Пантикапей и далее на Иран через Железные ворота (Дербент) или на Палестину и Египет между Черным морем и горами — сейчас здесь уже нет прямого пути.
Все процветающие города того времени возводятся на пересечении скифских маршрутов и морских каботажных путей греков.
Достаточно глубоко на материке сидит Ольвия, к реке Борисфену она пока не имеет никакого отношения: предшественник Днепра впадает  основным руслом туда, где сейчас Каркинитский залив, а вторым, отмирающим, под названием Герр, в реку Гипакирис. Истоки Гипакириса на Донецком кряже, затем озеро в углублении, названном геологами Молочанский  грабен, мимо современного Джанкоя к нынешнему озеру Донузлав.

В заключении краткого путешествия по Геродотовой Скифии, отметим, что, вопреки господствующей версии, он вряд ли бывал в Ольвии. В его рассказе фигурирует лишь город Борисфен, который, на наш взгляд, находится на 70 километров мористее к западу от Тарханкута, на продолжении Караджинской  балки. Рядом с городом были главные святыни: Гилея — леса в месте слияния рек Пантикапа (теперешний Ингулец) и Борисфена, продолжавшиеся до г. Керкинитиды, и Ахиллов дром, песчаная коса, служившая мореходам ориентиром для плавания к таврам.
Позже это название перешло на другую песчаную косу, теперь она называется Тендра, так же как и название Ахиллова (Белого) острова с наступлением моря перешло на нынешний о. Змеиный.
Но у Полибия Ахиллов остров отсутствует. Оба, и старый, и новый, острова тогда служили основанием большой песчаной косе Груди напротив устья Истра (Дуная).

Каботажные маршруты теперь дополняются  «транспонтийскими», круто вверх пошел Херсонес Таврический, но захирела Керкинитида. С конца  IV в. до н. э. и до нынешних пор она в транспортном тупике. Вышла на оперативный простор Тира в устье Днестра.
Здесь теперь отличный лиман, впрочем, как и повсюду – море далеко проникает в устья рек и даже совсем мелких речушек, как у Керкенитиды и Феодосии.
На месте Гилеи — Гилейское море, очень мелководное. На современной береговой линии Тарханкута возникают  порты и укрепления. Обширные песчаные банки  в Каркинитском заливе сохранились до наших дней, также как и свидетельства лесов в Алешковских песках и на Тарханкуте.
Речная сеть юга Восточно-Европейской равнины уже не отличается от современной. Азовское море заняло нынешние размеры, но еще пресноводно. Арабатской стрелки нет, лишь два острова на  севере (песчаная коса здесь появилась около тысячи лет назад). На западе Сиваша появляется озеро Бук.

Где-то в глубине Гилейского моря прячется порт Каркина, давший современное название заливу, но, возможно, это только результат путаницы средневековых схоластов с Керкенитидой Геродота.
Береговая линия времен Полибия мало отличается от современной, но на дне моря найдено несколько относительно молодых оползней.
Второй экологический стресс в истории Скифии, вероятно, имел более узкий характер, ограниченный регионом Черного моря. Блочные тектонические движения шельфа вызвали смещение речных русел, подъем воды в прибрежной зоне на 4-5 метров и крупные оползни. На Южном берегу Крыма они унесли на морское дно поселения и гавани тавров. Во многих античных источниках они упомянуты, располагались они достаточно плотно, с интервалом в день плавания на всем побережье, но так и не найдены на суше. А вот мощные ступени двух или трех гигантских оползней ясно различимы вдоль всего Южнобережья.
Рубеж IV-III веков до н.э. был губителен для сложившегося в Причерноморье скифо-эллинского равновесия: гибнут Борисфен и Кремны, Ольвия приходит в упадок после затопления гавани; зато для Херсонеса Таврического начинается время расцвета, новые торговые пути идут через него, крепнет военная мощь херсонеситов, они захватывают Керкенитиду и осваивают новое побережье.
Крым становится полуостровом, на его северо-западе возникают одновременно сразу две цепочки — эллинская и скифская. Гавани, торговые и земледельческие поселения херсонеситов и укрепления скифов.
С тех пор Скифия становится Малой, ограничиваясь степями Крыма и Нижнем Поднепровьем, а обширная равнина между Доном и Дунаем отныне называется Сарматией.
Крымский полуостров отныне превращается в зону этнического покоя, его степи больше не входят в магистральную зону Великой Евразийской степи, по которой прокатываются волны кочевников. В Крым они попадают теперь или с короткими кровавыми набегами, или укрываются после поражения, чтобы слиться со своими предшественниками.

Историческая география несет в себе возможности влиять на точность прогнозов в таких практических сферах как предсказание землетрясений, лесовосстановление, гидротехника и берегоукрепление. Можно с большей точностью изучать динамику подземных вод и заиливание озер и водохранилищ, а также другие проблемы, столь важные в условиях утраты экологического равновесия.
Именно для решения современных экологических и инженерных задач важна и проблема так называемого Черноморского Потопа. Существует огромное число фактов, о том, что на месте Черного моря было замкнутое пресноводное озеро. В послеледниковое время, по мере подъема вод Мирового океана и тектонических подвижек, связанных с этим, в котловину нынешнего Черного моря устремились соленые воды, мгновенно уничтожив живой мир этого озера и его побережья.
Насколько давно это произошло? Сколько этапов можно выделить в развитии природы Черного моря? Споры об этом ученые ведут уже не одно столетие.
Пока господствует утверждение, что шельфовые области, в том числе Северного Причерноморья, были сушей в доголоценовое время, то есть 2 миллиона лет назад. Однако в описаниях Геродота, так называемая Исконная или Древняя Скифия (современный шельф) оставлены людьми еще на памяти предыдущих поколений. То есть возраст Черноморского потопа может исчисляться не миллионами, а тысячами лет. Как и возраст Крымских гор и вообще современного рельефа всего Северного Причерноморья.
Существует более древний пласт географических знаний эллинов, который связан не с письменной, а поэтической традицией. Так называемые аргонавтики,  а также цикл о путешествиях Одиссея, который свел воедино Гомер, заключают в себе песни корабельных поэтов. Ранняя навигация эллинов была основана на сочинении рифмованных историй о береговых ориентирах. Самое ранее название Черного моря – Понт Аксинский (Море Негостеприимное) может означать реальное мощное противотечение в проливах Дарданеллы и Боспор. Вероятно, не менее 500 лет попытки греков проникнуть в это море были почти безуспешными. Лишь в начале железного века (8-7 века до нашей эры) экологическая ситуация изменилась.
Пока в качестве гипотезы можно наметить возможность крупных экологических катастроф около 15 века до н.э. (извержение вулкана Санторин в Средиземном море). Косвенными вехами для датировки Черноморского Потопа могут служить крупные климатические изменения, вызвавшие появление ирригации в середине 3 тысячелетия до н.э. Его причиной могло быть резкое иссушение климата вместе с очередным резким  отступанием ледникового панциря над Европой.
В целом, временной масштаб изменений природы в причерноморском регионе вполне укладывается не в миллионы, а в несколько тысяч лет.
Что касается более глобальных выводов, важных для всего человечества прямо сейчас:
1. Изменения в природе происходят гораздо быстрее, чем мы об этом думаем.
2. Наша беззаботность и безответственность по отношению к изменениям в природе  может быть наказана не в течение миллионов лет, а прямо сейчас
3. Модель развития природы, которая изложена в Библии и других священных текстов разных народов: Творение, Потоп, Оледение Европы (потерянное Солнце) — является более научной, чем слепая вера в большой взрыв и эволюцию в течение 4 миллиардов лет. Мы не имеем никаких фактов о постепенном и медленном изменении природы, и уж тем более в лучшую сторону.
4. Северное Причерноморье, как и любой другой достаточно хорошо изученный уголок планеты, дает нам неоспоримые свидетельства того, что Земля и вся ее природа, а также человечество созданы в одном цельном акте творения. Глобальные и локальные катастрофы несколько раз изменяли облик Земли. Люди должны быть очень внимательны к опыту прошлых катастроф, поскольку  и в жизни нашего поколения они продолжают играть важнейшую роль.

Берег Днепро-Бугского лимана у села Козырка, динамика природы после Черноморского потопа: 2 комментария

  1. Эвлия Челеби о недавнем происхождении Босфорского пролива и чудесах береговой пустыни у Черного моря.
    ОПИСАНИЕ СТРАШНОЙ ДОЛИНЫ КАМР АЛ-КУМ

    Да будет известно благочестивым братьям [мусульманам], что эти аккерманские долины после потопа все были морем. Когда Искандер Двурогий (Александр Македонский) по приказу самого бога прорубил Черноморский пролив и заставил [Черное море] течь в Средиземное, [воды отхлынули], и эти места остались краем необитаемых, бесплодных песков. Злые духи — джинны — облюбовали эти долины и поселились здесь. И вплоть до эпохи Сасанидов эта обширная равнина была местом отдыха джиннов. [39]

    Во времена последних Навширванов пехливан по имени Салсал, заканчивая свое путешествие, прибыл на эту аккерманскую землю. И что же он увидел? Место для крепости, вода и воздух которого приятны. Однако неподалеку находилось пристанище джиннов. Тотчас собрав своих мудрецов, он по [всем правилам] -науки изготовил для джиннов великий талисман и начертал на нем: «Пусть снова обитают они в Камр ал-куме и, помилуй «бог, пусть не ходят они на сынов адамовых, а сыны адамовы пусть не ходят на них». И с того времени эта песчаная долина является местом, внушающим страх и ужас, а вошедший в нее изумляется и поражается.

    [Случилось как-то, что] мятежные казаки вознамерились на своих семидесяти чайках напасть на предместье Аккермана, [высадились] и вступили в этот Камрал-кум, но и они все погибли. А после все их каики, как военную добычу, забрали жители Аккермана. И вот с той поры казаки и не помышляют об Аккермане. [А место это] — будто песчаное море. Все время из песка вспучивается множество бугров, потом они проваливаются, возникают в другом месте… Это — величественное, внушающее ужас зрелище.

    Однажды мы с пятью-десятью друзьями набрались смелости ,и — кто на коне, кто пешком, — захватив связки камыша, двинулись туда, [по пути] втыкая камышины в песок, чтобы по этим заметкам возвратиться назад. И вот, расхрабрившись, целый час бродили мы по пескам, измученные, усталые. Некоторые из нас нашли луки, башмаки, посохи, стрелы джиннов; многие отыскали котлы, сковородки,миски, пики. Когда мы уже кончали поиски, подул бесплодный ветер; он повалил камышины, которые мы втыкали в песок; наша дорога исчезла. Сейчас же, в мгновенье ока все мы повернули обратно и, вскочив на коней, приехали в Аккерман. Мы показали городским жителям вещи и предметы, которые нашли. А они возбужденно рассказывали и объясняли: /114/ «И у нас имеются такие же странные
    и удивительные предметы, принадлежащие джиннам». А потом они сказали: «Бросьте-ка некоторые из найденных вами вещей в огонь, посмотрите, сгорят ли они». И действительно, много предметов бросили мы в огонь, и они не сгорели, не обуглились, не попортились.
    Жар огня даже не подействовал на них. И когда мы вынули их из огня, то увидели, что они — словно кусок льда! Многие из них мы отдали паше, он же отправил их Кая-султанше, [находившейся] при августейшем пороге (Т. е. при дворе султана в Стамбуле). [40] И поныне у меня, ничтожного, имеется много разных предмегов. Ну вот и вся история.

  2. богатырь Салсал — это одно из табуированныйх имен священного медведя. Сал означает косой, косогор. Салсал — косолапый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.