Самка тюленя-монаха тотемное божество древних жителей Крыма

Скифы, а затем их потомки, вплоть до запорожских козаков и даже создателей пивного бренда «Славутич» унаследовали культ змееногой богини уже на следующем этапе духовной культуры, когда зависимость от животных тотемов была утрачена. Этим можно объяснить появление антропоморфных и абстрактных изображений богини тавров Девы.

Очередная публикация части из моего давнего (1985-86) исследования под общим названием Тайны Скифского квадрата связана с вполне понятным интересом крымских татар к своим историческим корням и культам своих предков. После обсуждения на фейсбук я решил сделать современную редакцию о тотеме береговых тавров и родственных им племен по всему побережью Черного моря — самке тюленя-монаха.

тюлень-монах в береговом гроте
тюлень-монах в береговом гроте

Очень важно, что в эти годы работает археологическая экспедиция на Кыз-аульском античном некрополе на юге Керченского полуострова. Название Кыз-аул это простая тюркская калька от греческого Партенит, Девичий. Именно на юге Керченского полуострова в портовом городке Партенит родился святой Иоанн Готский. В Керченском историко-краеведческом музее находятся несколько древних изображений змееногой богини Девы. Однако подчеркну: эллины участвовали в священных  ритуалах тавров только как жертвы. Свидетелями они быть не могли. Колонисты имели очень здравый принцип почитания местных богов, создавали собственные их образы. Тавры строго охраняли все, что связано с культом их древних богов.

Впервые в печатном виде опубликовано как приложение в книге Русанов Игорь и Русанов Константин (текст, часть фото). Крым: Горы и море. Путеводитель-справочник. Симферополь: Бизнес-информ. 2001, тираж 5 тыс.экз. — 232 с. 12 л. цв. илл.

Особых споров или опровержений не поступило. Да и других версий о смысле и происхождении культа змееногой богини я не встречал.

герб Сырокомля - змееногий крест, сочетания герба Абданк (ступени, змий) и креста на первом логотипе пива
герб Сырокомля — змееногий крест, сочетания герба Абданк (ступени, змий) и креста на первом логотипе пива «Славутич»

Из Херсонеса Таврического (Севастополь), где описано «явление Девы» историком по имени Сириск, 3 век до новой эры. — за это он удостоился почетного декрета, высеченного на мраморе, — графика «проросшего» креста распространилась во многих культурах. Виноградная лоза заменила «змееноги», а устное предание христиан нашло этому множество объяснений, на которые нет и намека в Библии.

Армянский проросший крест
Армянский проросший крест

В культуре козацкой украинской старшины и производной от нее польско-литовской православной шляхты крест с W в основании служил защитой лошадей. Несложно увидеть и в армянском кресте с виноградными лозами, несущими плоды, древний культ плодородия. женского начала, Луны.

Само по себе имя богини, в честь которой тавры убивали всех пришельцев, прежде всего эллинов, не известно. Можно провести параллели с культом медведя (имен у которого множество, но главное — бер — никогда не произносилось).

Тайны Скифского Квадрата. Змееногая богиня

«По рассказам скифов, народ их — моложе всех. А произошел он таким образом. Первым жителем этой еще необитаемой тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы были Зевс и дочь реки Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения», — так передает Геродот одну из легенд о происхождении скифов. У Таргитая было три сына, и младший из них стал царем скифов (кн. IV, 5).

Эллины, живущие среди скифов, создали другую версию, благодаря поэтичности, широко известную под названием «Геракл и скифы». Ею обычно начинаются сборники легенд Крыма. Очень популярен ее сюжет и в прикладном искусстве — найдены вазы и украшения, иллюстрирующие испытание сыновей Геракла — Агафирса, Гелона и Скифа, рожденных полуженщиной-полузмеей.

позднескифское изображение на золотой бляшке
позднескифское изображение на золотой бляшке

«Геракл исходил всю страну в поисках коней и наконец прибыл в землю по имени Гилея. Там в пещере он нашел некое существо смешанной породы — полудеву-полузмею. Верхняя часть туловища от ягодиц у нее была женской, а нижняя змеиной» (кн. IV, 9).

В обеих легендах общим является победа младшего сына (традиция сохранилась и в наших сказках), но самое важное: отец, олицетворяющий божественность царской власти, и мать как символ исконности скифов, их кровной связи с родной землей, а точнее — водой, гораздо более важной для кочевника.

Действительно, уже от своего рождения европейские скифы включали в себя кроме завоевателей, язык которых относился к иранской ветви индо-германской семьи, и несколько местных элементов. Это древне-черноморские народы (Циркумпонтийское металлургическое сообщество), из которых нам известны фракийцы, тавры, синды, и, возможно, армяне. Затем микс-эллины — потомки первых греческих колонистов, появившихся здесь еще до скифов, и местных женщин. Значение этой группы падает от побережья вглубь степей. Третий элемент можно считать пра-славянским: образ жизни ализонов и скифов-пахарей, живших по Южному Бугу в лесостепной зоне, имеющих развитое и разнообразное зерновое хозяйство, огородничество, продажу хлеба, заставляет сомневаться в их кочевом азиатском происхождении.

Каким образом местная исконная культура выдерживает натиск пришлой? Это происходит всегда одинаково: местные мужчины погибали, но женщины (самые красивые, наверное) продолжали род завоевателей. И рассказывали их детям свои сказки, пели свои песни, готовили свои блюда. Отдельные слова, которых не было в языке отцов, прочно входили в жизнь нового поколения, а с ними и многие другие мелочи.

Образ змееногой праматери скифов — богиня Апи, или Борисфенская Дева, безусловно, был заимствован скифами у покоренного народа. Обращает на себя внимание чрезмерная для мифологических представлений конкретность второй легенды: не просто земля, а Гилея, то есть единственная среди скифских степей лесная область, не просто «нашел», а «там, в пещере».

Нигде, кроме известняковых обрывов Тарханкута, в Скифии пещер нет. Это вторая конкретная деталь легенды. Может и за девой-змеей стоит реальное существо «смешанной природы»?

А вот представьте: еще в Средние века в пещерах и гротах берегового обрыва Тарханкута выкармливали своих детенышей самки тюленя-монаха. Его еще называют белобрюхим, ведь это единственный вид тюленя с таким признаком. Можно еще уточнить именно о самках — белогрудая!

Это чрезвычайно редкое сейчас животное (занесено в Международную Красную книгу) было диковинкой и в древности. В водах Черного моря тюлень-монах распространился во время ледникового похолодания, а затем стал исчезающим видом.

Начало I тысячелетия до н.э. палеоклиматологи называют Малым ледниковым периодом, также как и XV-XVIII века. Такие периоды похолодания для тюленей создавали благоприятные условия. Но изображения Девы херсонеситов, дошедшие до нас, относятся к IV-III векам до н.э. — с климатом более теплым, чем даже современный. С одной стороны, тюленей тогда никто не видел, а с другой — религиозные представления от племенного тотемизма развивались в сторону человекоподобия. В Херсонесе-Таврическом Деву тогда изображали не как русалку, а как женщину с двумя ногами, каждая из которых завивалась к верху в виде змеи.

Но попробуем все-таки развивать версию русалки:

  • крупные выразительные темные глаза, передние ласты с пятью ясно различимыми пальцами, развитые грудные железы, белое брюхо;
  • а еще — редкость, отшельнический образ жизни, «таинственные» исчезновения из пещер (через подводный выход — таких пещер немало) иногда на годы до следующего детеныша;
  • звучный голос, сообразительность, привыкание к человеку (в Средние века «монаха» возили по ярмаркам как «говорящую рыбу»; наконец, рыбий хвост, по змеиному извивающийся при сухопутном передвижении;
  • «непорочное зачатие» — похоже, что самцов тюленя на берегу увидеть было невозможно.

Все это должно было вызывать священный трепет у племен, находящихся на той стадии религиозных представлений, которая связана с культом животных-покровителей — тотемизмом.

В скифской религии, тотемизм сохранялся уже как пережиток, она сочетала поклонение богам в человеческом облике, например Папаю (Зевсу), Гераклу, и в то же время кровавые жертвы огромному железному мечу — богу войны.

Эта религия ко временам Геродота сложилась уже в определенную систему, основанную, как и многие другие, на «мировом дереве» — семи главных богах.

Скифская седмица передается Геродотом в таком порядке: Табити — покровительница царского очага (центр), Папай — верховное небесное божество (верх), Апи — вероятно, властительница подземного мира (низ) и затем четыре бога, соответствующие сторонам света, временам года, занятиям и т. д. Как и всюду в мировом дереве, в скифской седмице выделяется три мира — земной, небесный и подземный, а в земном мире — четыре стороны.

Змееногая богиня, антропоморфное античное изображение
Змееногая богиня, антропоморфное античное изображение

По той же формуле построена и клятва богами в Херсонесской присяге: «Клянусь Зевсом, Землей, Солнцем, Девой, богами и богинями олимпийскими и героями«. Выделим из нее центральную часть, не свойственную эллинской религии: Земля — центр, Солнце — верх, Дева — низ. Эти божества включены херсонеситами в свой пантеон как признание зависимости от местных таврских богов.

Святилище Девы (Партенос, по древнегречески) располагалось на главной площади Херсонеса Таврического, его руины отысканы археологами. Сохранился и почетный декрет, выставленный в притворе этого храма в честь заслуг херсонесского гражданина Сириска (декрет высечен на каменной плите). Одной из его заслуг было описание явлений Девы, которая не раз своим чудесным появлением в тяжелые для города времена, вселяла храбрость в защитников.

Где же происходили эти чудеса? У греческого географа Страбона, жившего на рубеже нашей эры, упоминается второе святилище, которое располагалось на скалистом мысу неподалеку от города. На мыс Парфений (Девичий), наверняка, приплывали время от времени тюленихи, чтобы «чудесным» образом появиться в пещере через подводный вход и выкормить потомство.

Последний раз такие «явления» в Севастопольской бухте наблюдали во время обороны 1854-1855 годов, кстати, это были последние годы относительно холодного климата.

Есть и еще одно место в Крыму, подходившее по своим условиям для жизни белобрюхого тюленя — пещеры и гроты в основании знаменитой Медведь-горы, Аюдаг. Древнее название курортного поселка Партенит имеет то же происхождение, что и мыс Парфений.

Может быть, именно здесь находилось главное святилище тавров, приносивших Деве в жертву всех захваченных чужеземцев (если все эти жуткие обряды не плод вымыслов древнегреческих поэтов). Во всяком случае, гора с незапамятных времен считается святым местом, найдены здесь и руины таврских построек, которые могли иметь культовое назначение.

Храм Девы в представлении эллинов. Легенда об Эфигении в Тавриде один из самых знаменитых сюжетов мировой драматургии
Храм Девы в представлении эллинов. Легенда об Эфигении в Тавриде один из самых знаменитых сюжетов мировой драматургии

Итак корни скифской богини Апи нисходят к Деве тавров, однако есть основания считать этот культ более древним и отнести его возникновение ко временам индо-европейской общности (III- II тысячелетие до н.э.). Ведь близкий мифологический образ можно найти в книге «Авеста» — собрании священных текстов древних ариев, а также в древне-индийской мифологии. Речь идет о водных нимфах — апсара. Легко заметить, что в их названии тот же корень «апи» — вода, не исключено, что и таврское название звучало также. До нас дошло лишь греческое обозначение чужой для эллинов богини. Змееногую богиню мы находим и у доскифского населения на востоке Северного Причерноморья: синды и меоты, родственные таврам чтили Великую Мать, а живущие среди них эллины — Афродиту Апатура (Преодолевающую воды).

Апсары индо-иранцев близки по содержанию русалкам европейцев, и оба эти образа могут происходить от тюленя-монаха. Это вполне согласуется с представлением ряда ученых о том, что родиной «арийцев», расселившихся ко II тысячелетию до н.э. от Западной Европы до Индии, было Северное Причерноморье. Если говорить точнее, то Северное Причерноморье было одним из вторичных центров их экспансии.

  • тут я оставил первую редакцию, она основана на книге Иванова и Гамкрелидзе Индоевропейский язык и индоевропейцы. Сейчас я много читал об археологической культуре «Средний Стог» и о версии Гимбутас, согласно которой арийская языковая общность сложилась в междуречье Днепра и Дона. То есть, индийские апсары «родились» на берегах Днепра, а точнее его древнего предшественника.

Есть одна деталь в «образе жизни» апсар и русалок, вызывающая сомнение — они живут среди ветвей деревьев. Мог ли тюлень взбираться на стволы? Нет, конечно, но вспомним, что скифы чтили как праматерь и Дочь Борисфена. Тюлени, жившие когда-то в этой реке, наверняка устраивали свои логова среди ветвей вывороченных паводком деревьев на берегах.

Значит, «Русалка на ветвях сидит«, — картина вполне реальная, но самое интересное, что и строку «У лукоморья дуб зеленый» можно трактовать всерьез: летописи времен Киевской Руси называют Лукоморьем побережье Каркинитского залива, а остатки Гилеи, в том числе и могучие дубы, дожили еще до позднего Средневековья.

Какими путями, через творчество скольких народов пришли к великому Пушкину эти образы? Может, мы еще и узнаем об этом. Во всяком случае, в мифологии и народном творчестве заключено немало ценной исторической и географической информации.

-> Тайны Скифского Квадрата. Введение (01.02.2007)
-> Тайны Скифского Квадрата. Границы Квадрата (01.02.2007)
-> Тайны Скифского Квадрата. Исконная Скифия (01.02.2007)
-> Тайны Скифского квадрата. Расселение племен (01.02.2007)

-> Тайны Скифского Квадрата. Реки и озера (20.01.2014)
-> Тайны Скифского Квадрата. Экологические стрессы в судьбе скифов (19.01.2014)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.