Кочевники степей Евразии в отображении античных авторов, их влияние на современный активный отдых

Это первая часть обзора Наследие древних культур в современном активном туризме и туристической анимации
Кочевники степей Евразии в классических работах античных авторов — Геродота, Аристотеля, Плиния-старшего, Тацита и многих других это, прежде всего, жители кибиток и просторных шатров. Они перегоняли свои стада по мере истощения пастбищ или шли войной на соседей, чтобы угонять их стада и занимать их пастбища.
Сразу напомним, что первые земледельцы были для природы значительно страшнее. Конфликт двух компонентов арийской цивилизации Ирана (земледельцев Трипольской культуры) и Турана (кочевых и полукочевых скотоводов) произошел из-за явного и катастрофического истощения земель (на титульной иконке карта распространения Курганной культуры, по Гимбутас). Пустыню оставляют после себя именно земледельцы, а не скотоводы. В завоевании земель те, кто выращивают пшеницу, гораздо страшнее, чем те, кто просто кочует в поисках пастбищ. Это отлично показывает история США, где белые фермеры истребили индейцев. Трипольская культура была основана на выжигании лесов, одно-два поколения выращивали зерновые культуры, полностью истощали почвы, затем переходили на новое место. Надо вспомнить черные пылевые бури после распашки целинных земель в СССР, такие же вещи происходили и в древности. Возвращаясь к теме туризма и коренного влияния на активные виды отдыха культур древности напомним, что значительная часть среднего класса это потомки кочевников, кавалеристов, всадников, ямщиков — из них со временем сформировались служилые сословия, такие как чиновники, силовики, железнодорожники, дальнобойщики. Стиль жизни никуда не девается при смене поколений. И наиболее ярко он проявляется в сфере свободного времени, отдыха выходного дня и путешествий во время отпуска.
Для туризма значение кочевых культур проявляется и сегодня в удивительной рациональности, отточенности кочевого дизайна.
Конечно, культура кибиток очень мало повлияла на минимализм походного быта пешеходников (это уже имеет корни в охотничьих и промысловых сообществах древности). А вот воплощение принципа «все свое ношу с собой» у счастливых обладетелей автодач, трейлеров, жилых фургонов, автодомов и прицепов-палаток не вызывает сомнений. Вершиной советского мобильного жилья до сих пор признается прицеп «Скиф».
Что касается автокараванинга, то в условиях Крыма, да и вообще всего пост-советского пространства надо признать оптимальным сочетание просторного семейного внедорожника с одноосным жилым прицепом для горных поездок и комфортным двухосным трейлером для пляжного кемпинга, где его можно оставлять, пока экипаж на джипе будет ездить по горным маршрутам и курортным достопримечательностям.
В горах, а точнее на горных полянах логична круговая (радиально-кольцевая планировка) стоянки автокараванов. На побережье — линейная, прямоугольная или квадратно-гнездовая с резервом места для общения нескольких экипажей.
При длительном расположении и достаточном просторе, а также при угрозе боевых действий или вражеского набега кибитки располагались в линию без просветов по периметру, а внутреннее пространство (майдан) служило убежищем для скота, местом для торговли, праздников, официальных церемоний, обрядов, всенародного обсуждения важных вопросов, казней, поощрений и прочей общественной жизни.

Приложение.

В период между 455 и 445 годами до н.э. «отец истории» совершил морское путешествие к колониям греков на северном побережье Черного моря. Здесь он записывал рассказы местных эллинов, знающих скифский мир и составляющих уже его органическую часть. Из бесед с купцами и мореходами родился скифский логос — описание похода царя персов Дария I во главе 700 тысячного войска на Скифию в 514 г. до н.э. Царь царей потерпел здесь первое в своей жизни поражение. Но не это главное в IV книге «Истории» Геродота, а описание природы нашего края, преданий, обычаев и взаимоотношений его народов. Географические и этнографические экскурсы скифского логоса сделаны живо и занимательно, однако понять их в полной мере можно, лишь восстановив главные координатные линии — ведь картографии тогда еще не было. «Кроме множества огромных рек, нет в этой стране больше ничего достопримечательного», — пишет Отец истории (кн. IV, 82) и все его рассказы «привязаны» к рекам. «Страна скифов представляет собой богатую травой и хорошо орошаемую равнину. По этой-то равнине протекает почти столько же рек, сколько каналов в Египте» (кн. IV, 47). Археологические находки в степях Украины позволили удостовериться в существовании Геродотовой Скифии, однако реки ее никак не ложатся на современную карту этого засушливого края. Поэтому некоторые ученые, не доверяя особенно Геродоту, помещают Скифию где угодно, от предгорий Тянь-Шаня или Алтая до Прибалтики. Даже среди украинских историков нет единства — зачастую из границ Скифии выпадает Крымский полуостров, но включается Полесье. Существует ли возможность решить этот спор? Да, но появилась она недавно и на стыке совершенно разных наук. В 70-е годы на Северо-западном шельфе Черного моря начались детальные геологические изыскания по разведке нефти и газа. Результатом их стали не только крупные месторождения газового конденсата, но и открытие очертаний залитых морем древних речных долин, береговой линии обширной озерной котловины и разделяющих их полуостровов и мысов. В это же время в Болгарии специалисты по подводной геоморфологии изучали донные террасы и установили, что уровень Черного моря в послеледниковое время значительно (и притом очень резко) изменялся. Прогресс теории новой глобальной тектоники, результаты работы геофизического судна «Гломар Челленджер» (США) позволили понять механизм изменений природы Северного Причерноморья под действием дрейфа материковых и океанических плит: пододвигание дна Черного моря под основание Крымского полуострова, образование сети разломов, разбивших зону шельфа на отдельные блоки, соотношение которых по высоте неоднократно менялось. Сопоставление этих и еще многих других данных — из палеоботаники, ландшафтоведения, гидрологии, исторической географии, археологии позволило не только понять Геродота, но и с его помощью получить беспрецедентные по точности данные о динамике экологических систем на территории Украины и акватории Азово-Черноморского шельфа. Последние две крупные перемены (или два экологических стресса) можно датировать VIII веком до н.э. — с этого времени начинается эпоха раннего железа, и рубежом IV и III веков до н.э. — время затопления Нижней Ольвии и низинных городов Боспора Киммерийского (Керченского пролива), время расцвета Херсонеса Таврического и появления его колоний на северо-западе и западе Крыма, время основания Танаиса в устье Дона. Период равновесия природы, населения и экономики Северного Причерноморья между VIII и III веками до н.э. мы видим в описании Геродота.

-> Тайны Скифского Квадрата. Границы Квадрата (01.02.2007)

-> Тайны Скифского Квадрата. Исконная Скифия (01.02.2007)

-> Тайны Скифского Квадрата. Реки и озера (26.12.2008)

-> Тайны Скифского квадрата. Расселение племен (01.02.2007)

-> Тайны Скифского Квадрата. Змееногая богиня (01.02.2007)

-> Тайны Скифского Квадрата. Экологические стрессы в судьбе скифов (12.04.2007)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.