Архив рубрики: анимация в туризме

Януш Корчак. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. Повесть о летней оздоровительной колонии для городских детей. 1. Регистрация и отправка

6 августа день памяти Януша Корчака.
Я́нуш Ко́рчак (польск. Janusz Korczak; настоящее имя Эрш Хе́нрик Го́льдшмит (польск. Henryk Goldszmit); 22 июля 1878, Варшава — 6 августа 1942, Треблинка) — великий педагог, писатель, врач и общественный деятель ХХ века .
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ !!!
Отзыв-анонс книги:
«Документальная повесть о летней колонии для ста пятидесяти бедных еврейских детей, где Корчак был воспитателем. В книге рассказывается, какой распорядок дня был в колонии, чем дети занимались, какие у них были взаимоотношения. Здесь воспитатель и автор книги Корчак пробует те педагогические методы, которые потом будут использованы в Доме сирот.
Конечно, не может не быть драк там, где находятся вместе сто пятьдесят мальчиков, и именно здесь рождается у Корчака идея товарищеского суда. Этот суд не выносит суровых приговоров, самый серьезный — это 10 минут карцера, а чаще всего ребенка, осознавшего свою вину лучше простить.»
Рекомендована для изучения возрастной психологии, но в принципе противоречит общепринятым в постсоветских странах доктринам воспитания.
! Лето в Михалувке.jpg

ОЧЕНЬ КОРОТЕНЬКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ

На Свентокшистской улице в Варшаве стоит низкий старый дом, при доме большой двор. Во дворе собираются дети, которых отправляют на лето в деревню, а в старом доме помещается контора «Общества летних колоний».

Детей отправляют под надзором воспитателей в колонии, и о каждой такой колонии можно было бы написать целую книжку.

Я расскажу вам, как жили в колонии в Михалувке еврейские мальчики. Я был у них воспитателем. Выдумывать я не стану, а расскажу только то, что видел и слышал.

Рассказ будет интересный.

Читать далее Януш Корчак. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. Повесть о летней оздоровительной колонии для городских детей. 1. Регистрация и отправка

ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 4. Готовим войну, крепость и госпиталь. 12 лопат для 150 мальчиков. Шишки снаряды. Инвалид на вахте. Споры о лучшем способе есть яичницу с картошкой. Нестрашная гроза. Железная дорога. Пожарная команда и учебный пожар. Тяжелая работа это весело!

Крепость. — Яичница. — Гроза. — Пожарная команда

Где сто пятьдесят мальчишек, там война. Где война, там должна быть крепость.

От прежней крепости за лесом почти ничего не осталось, потому что она была низкая и маленькая. Теперь будут заново построены четыре боковых форта, высокий вал для госпиталя, площадка для военнопленных и окопы. А два главных вала, которые защищают вход в крепость, должны быть не меньше четырех локтей в вышину.

Читать далее ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 4. Готовим войну, крепость и госпиталь. 12 лопат для 150 мальчиков. Шишки снаряды. Инвалид на вахте. Споры о лучшем способе есть яичницу с картошкой. Нестрашная гроза. Железная дорога. Пожарная команда и учебный пожар. Тяжелая работа это весело!

ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 5. Колонистский суд. Выборы и перевыборы судей. Свидетели. Примирение. Арест на 10 или 15 минут. Шум в спальне и наказание. Оправдание. Отмена приговора

Колонистский суд. — Гражданские

и уголовные дела. — Судебные приговоры

«Господин воспитатель, он толкается… бросается песком… взял мою ложку… не дает играть… дерется… мешает!»

Где сто пятьдесят мальчишек, там каждый день тридцать ссор и пять драк; где ссоры и драки, там нужен суд. Суд должен быть справедливым, пользоваться авторитетом и доверием. Такой суд у нас в Михалувке.

Читать далее ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 5. Колонистский суд. Выборы и перевыборы судей. Свидетели. Примирение. Арест на 10 или 15 минут. Шум в спальне и наказание. Оправдание. Отмена приговора

ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 9. Безногий хулиган не дерётся, учит мальчиков играть в шашки. Турнир: слабые против слабых, сильные против сильных. 12 лет — последнее лето в колонии

Хромой Вайнраух. — Шашечный турнир.

Тамрес — победитель. — Прощай, колония!

Вайнраух доволен, что ходит на костылях. Его ранили на улице и потом в больнице отняли ногу. Он охотно рассказывает о врачах в белых халатах и о сестрах в больших белых чепцах. Хорошо ему было в больнице, хорошо ему и теперь, в колонии. Добрая экономка всегда чего-нибудь да подложит на тарелку, и уже не одна проделка сошла Вайнрауху безнаказанно.

Читать далее ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 9. Безногий хулиган не дерётся, учит мальчиков играть в шашки. Турнир: слабые против слабых, сильные против сильных. 12 лет — последнее лето в колонии

ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 12. Газета МИХАЛУВКА — новости о каждом мальчике. ОБЩЕСТВО ЛЕТНИХ КОЛОНИЙ: развитие, сбор средств и меценаты, доверие, разумность затрат и дисциплина. Польский язык в Варшаве и в деревне. Чему учит еврея польская природа.

Газета «Михалувка».

Почему ребята плохо говорят по-польски?

Эльвинг сразу догадался, что газета «Михалувка» не приходит из Варшавы, а воспитатели сами ее пишут и нарочно вкладывают в конверт. Будто бы ее из Варшавы прислали. Но и он слушает, когда читают газету: нельзя не признать, что известия в ней самые свежие и всегда интересные.

Разные бывают новости в газете:

Читать далее ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 12. Газета МИХАЛУВКА — новости о каждом мальчике. ОБЩЕСТВО ЛЕТНИХ КОЛОНИЙ: развитие, сбор средств и меценаты, доверие, разумность затрат и дисциплина. Польский язык в Варшаве и в деревне. Чему учит еврея польская природа.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ.

Война. — Бой за первый форт. — Взятие второго форта.

Солдат, ковырявший в носу, и перемирие

Мы направляемся в крепость.

Раздаются громкие звуки трубы. Им отвечают горны отрядов. Лязг саперных лопат. Беготня, перекличка. Реют знамена.

Звучит команда: «По отрядам стройся!»

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ.

Вечерние концерты. — Старушка сосна.

Скрипач Грозовский и певцы

Вечером, когда ребята уже лежат в постелях, Грозовский берет скрипку, становится посреди спальни и играет им на сон грядущий. Нот он не захватил, но он знает много мелодий на память.

Шумят ели на вершинах,

Шум несется вдаль…

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ.

Лучший в мире праздник и могущественная пряничная сила.

Турчанка рассказывает сказки. — Живые картины

Ах, какой это будет праздник!

Такого праздника еще не было на свете! Он состоится через неделю — через шесть дней, теперь уж только через пять — через четыре — через три — уже послезавтра — завтра!

Беговая дорожка аккуратно посыпана песком. По обе стороны дорожки голубые, красные и белые флаги.

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ.

Отметки по поведению. — Собака прощает Гринбаума,

а Бромберг получает пятерку

Раз в неделю воспитатель ставит отметки по поведению. В колонии это очень трудно. В школе учитель всегда знает, кто балуется, подсказывает или прогуливает уроки. А в колонии мальчик может набедокурить, а воспитатель об этом и не узнает. Поэтому лучше всего, когда каждый сам говорит, какую отметку заслужил, потому что ему-то уж хорошо известно все, что он успел натворить.

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ.

Поэт Ойзер. — Стихи о сапожнике,

о кузнице и о возвращении домой

Ойзер Плоцкий декламировал на концерте свои собственные стихи.

Мальчикам казалось странным, что можно писать стихи не из книжки, а из головы.

Собственно, Ойзер пишет не из головы, а то, что он видит и слышит.

Например, стихотворение о сапожнике.

У бедного сапожника долго не было работы, а значит, он ничего не зарабатывал. Ходил, искал работу — не мог найти. Наконец сапожник получил заказ, — как он обрадовался! Но, чтобы выполнить заказ, нужна кожа, кожа денег стоит, а где их возьмешь? Пошел сапожник к знакомым, просит денег одолжить. Одни не хотят, другие не могут, потому что сами бедные. Стал сапожник у заказчика задаток просить, а заказчик не дал. И не смог сапожник выполнить заказ, бедный, бедный сапожник.

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ.