Архив метки: колония

А. С. Макаренко и его система командирского воспитания враг постсоветской педагогики. Почему?

Командирская система воспитания Макаренко основана на нескольких простых вещах — общей судьбы и общины, которые являются естественным результатом выживания человеческих коллективов еще в каменном веке, в Ледниковом периоде и частых природных катастрофах.

Наиболее ярко необходимость и эффективность этих методов проявляется в переломные, кризисные, периоды, когда необходимость принимать собственные решения, умение командовать и осознанно подчиняться нужны как навык, привычка, обыденное дело каждого дня. Вполне понятно, что обществу, основанному на наследственной иерархии, где должности и привилегии переходят по наследству, а в повседневной жизни царит произвол чиновников и мелких начальничков, такая система не просто не нужна, она откровенно опасна.

макаренко цитата

Общая судьба, общинная жизнь персонала, воспитателей, учителей и воспитанников колонии, отсутствие охраны и еда за одним столом, а также общий для всех график дежурств (в том числе и мытье туалетов) — воплощено в таком емком слове как «колонист». Целые страны и острова, и даже целый материк Австралия были основаны колонистами бывшими преступниками, изгоями, беженцами, инакомыслящими. Не следует утверждать, что Антон Макаренко придумал или изобрел свою систему. Он пришел к ней естественным опытным путем, но при этом постоянно много читал, размышлял, обобщал и находил теоретическое объяснение (иногда наивное технологическое) и четко формулировал свои методические находки.

Система Макаренко, вполне понятно, главная идеологическая основа для успешного перевоспитания преступников и наркоманов в новом типе пенитенциарных (исправительных) учреждений, которые известны как экологические колонии.

Армия Израиля, где необыкновенно высоко ценится жизнь каждого солдата, а военное обучение проходят все парни и девушки, также успешно применяется система командирской педагогики. В условиях гибридных войн и терроризма каждый солдат должен уметь сам принимать решения, а не тупо и детально выполнять приказы. Ситуация изменяется непрерывно, главным становится не подчинение, а взаимодействие и сотрудничество.

Антон Семенович Макаренко: «Сорок сорокарублёвых педагогов могут привести к полному разложению не только коллектив беспризорных, но и какой угодно коллектив».

Эта цитата одна из самых запоминающихся, на мой скромный взгляд, вошедшая в книгу — собрание сочинений из 7 томов. Автором этой книги является — один из самых выдающихся советских педагогов XX века. Это сейчас его система так популярна в Европе, в азиатских странах, но не актуальна в России. Это сейчас и сегодня мы можем всё — осознанно забыть, стереть, не принимать…
Читать далее А. С. Макаренко и его система командирского воспитания враг постсоветской педагогики. Почему?

Антон Макаренко. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОЭМА. Глава 23. СОРТОВЫЕ СЕМЕНА.

  • Речь о грамотном агрономе, это самое важное для современных экологических поселений и органического земледелия. Только с хорошим агрономом колонисты обеспечат себя урожаем.
А. С. МАКАРЕНКО. Педагогическая поэма. Глава 23. СОРТОВЫЕ СЕМЕНА.

   К концу осени в колонии наступил хмурый период — самый хмурый за всю нашу историю. Изгнание Карабанова и Митягина оказалось очень болезненной операцией. То обстоятельство, что были изгнаны «самые грубые хлопцы», пользовавшиеся до того времени наибольшим влиянием в колонии, лишило колонистов правильной ориентировки.

Читать далее Антон Макаренко. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОЭМА. Глава 23. СОРТОВЫЕ СЕМЕНА.

ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 2. Запретов меньше, свободы больше. Отдых бедных и богатых детей. Хранение денег. Как растёт картошка? Белая униформа колонистов

Ребята отдают деньги и открытки на хранение.

В деревне все переодеваются в белые костюмы

Не высовываться! Не толкаться! Не сорить!

Первые дни ребята часто будут слышать неприятное слово: «Нет!», пока не узнают, что и почему нельзя. Потом запретов становится все меньше, а свободы все больше. Даже если бы воспитатель и захотел, он не смог бы так мешать ребятам, как мешают им мать, отец, бабушка, тетя или гувернантка в богатой семье, — ему просто не хватило бы времени на все замечания, советы и увещевания. Поэтому детям в колонии веселее, чем их богатым сверстникам на роскошных курортах, где каждому малышу не дают веселиться столько взрослых.

Читать далее ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 2. Запретов меньше, свободы больше. Отдых бедных и богатых детей. Хранение денег. Как растёт картошка? Белая униформа колонистов

ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 5. Колонистский суд. Выборы и перевыборы судей. Свидетели. Примирение. Арест на 10 или 15 минут. Шум в спальне и наказание. Оправдание. Отмена приговора

Колонистский суд. — Гражданские

и уголовные дела. — Судебные приговоры

«Господин воспитатель, он толкается… бросается песком… взял мою ложку… не дает играть… дерется… мешает!»

Где сто пятьдесят мальчишек, там каждый день тридцать ссор и пять драк; где ссоры и драки, там нужен суд. Суд должен быть справедливым, пользоваться авторитетом и доверием. Такой суд у нас в Михалувке.

Читать далее ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 5. Колонистский суд. Выборы и перевыборы судей. Свидетели. Примирение. Арест на 10 или 15 минут. Шум в спальне и наказание. Оправдание. Отмена приговора

ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 10. Письма после завтрака. Открытка ценой как фунт хлеба. Одни штаны на двух братьев. Ем и слушаюсь. Хорошие отзывы родителям обо всех мальчиках

Письма от родителей. — Плакал ли Осек

из-за помочей? — Последние открытки

Утром пекарь привозит хлеб и письма с почты. Письма раздаются только после завтрака. Потому что тот, кто получил письмо, от радости уже не хочет пить молоко, а тот, кто не получил письма, тоже не пьет молока — от огорчения. А ведь открытка стоит шесть грошей, то есть почти столько же, сколько фунт хлеба. Поэтому вести из дома приходят не так уж часто.

Читать далее ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 10. Письма после завтрака. Открытка ценой как фунт хлеба. Одни штаны на двух братьев. Ем и слушаюсь. Хорошие отзывы родителям обо всех мальчиках

ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 12. Газета МИХАЛУВКА — новости о каждом мальчике. ОБЩЕСТВО ЛЕТНИХ КОЛОНИЙ: развитие, сбор средств и меценаты, доверие, разумность затрат и дисциплина. Польский язык в Варшаве и в деревне. Чему учит еврея польская природа.

Газета «Михалувка».

Почему ребята плохо говорят по-польски?

Эльвинг сразу догадался, что газета «Михалувка» не приходит из Варшавы, а воспитатели сами ее пишут и нарочно вкладывают в конверт. Будто бы ее из Варшавы прислали. Но и он слушает, когда читают газету: нельзя не признать, что известия в ней самые свежие и всегда интересные.

Разные бывают новости в газете:

Читать далее ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. 12. Газета МИХАЛУВКА — новости о каждом мальчике. ОБЩЕСТВО ЛЕТНИХ КОЛОНИЙ: развитие, сбор средств и меценаты, доверие, разумность затрат и дисциплина. Польский язык в Варшаве и в деревне. Чему учит еврея польская природа.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ.

Война. — Бой за первый форт. — Взятие второго форта.

Солдат, ковырявший в носу, и перемирие

Мы направляемся в крепость.

Раздаются громкие звуки трубы. Им отвечают горны отрядов. Лязг саперных лопат. Беготня, перекличка. Реют знамена.

Звучит команда: «По отрядам стройся!»

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.

Князь Крук и его маленький брат. — Корзинки

из камыша. — Почему Бер-Лейб Крук — князь

— Почему вы зовете старшего Крука князем?

— Потому что он такой недотрога, словно князь какой. Ему что-нибудь скажешь, а он уже и обиделся, и играть не хочет.

— А маленький Крук тоже князь?

— Как же! Разбойник он, а не князь!

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ.

Обязанности воспитателей. — Генерал становится

лошадью. — Как овцы научили уму-разуму человека

В колонии четыре воспитателя, и каждый по-своему мешает ребятам веселиться.

Господин Герман знает много песенок и всегда боится, чтобы кто-нибудь из ребят не заболел корью или не сломал себе ногу. В его группе нельзя носить с собой палок и лазить на деревья; ему не нравится игра в войну, и, когда ветрено, он не хочет вести ребят купаться.

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ.

ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ.

«Разбойничье гнездо».

Свидетельница из деревни. — Прощание

Хотя бы один раз за лето должно случиться какое-нибудь ужасное происшествие. Два года назад по колонии проезжал в бричке адвокат из Люблина, а ребята стали бросать в него шишками. Адвокат хотел потом написать в газету, что колонисты нападают на людей, но в конце концов простил мальчишек. В прошлом году три мальчика пошли купаться, сели в лодку, а лодку снесло течением. Хорошо, что мельник вовремя подоспел на помощь. А в этом году по колонии прошел слух, что наши ребята забросали камнями проходившего мимо дурачка-еврея и разбили ему голову так, что у бедняги кровь ручьем хлынула. Какая-то деревенская женщина сжалилась над ним, промыла ему рану и напоила молоком на дорогу.

Читать далее ЯНУШ КОРЧАК. ЛЕТО В МИХАЛУВКЕ. ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ.