Архив метки: производительная экономика

Ключ к загадкам тавров — в Приэльбрусье. Молочное скотоводство объясняет и пиратство, и замкнутость тавров, и человеческие жертвоприношения

Баксан (Бахсан) - Межгорье Белогорского района, КрымТема этих заметок возникла из обсуждения крымских названий.
Для звучного слова Баксан (известного кавказское ущелье и малоизвестная, но очень красивая котловина в верховьях Бурульчи в Крыму) нашлось очень простое объяснение. Басхан — затопляемый, разрушаемый водой.
Близкими по образованию (да и принадлежащими к тем же окрестностям Долгоруковской яйлы) оказались названия Суучхан (сучыкъкъан -вода, выходящая из земли) и Суботхан (субаткъан — вода провалилась).
История Кабарды, Карачая и Балкарии тесно пересекалась с историей Крымского ханства. Но и в древние времена обнаруживается большое сходство в культурах, образе жизни и антропологических чертах населения Горного Крыма и долин Северного Кавказа.

Читать далее Ключ к загадкам тавров — в Приэльбрусье. Молочное скотоводство объясняет и пиратство, и замкнутость тавров, и человеческие жертвоприношения

МАРЕК ЗВЕЛЕБИЛ. Послеледниковое присваивающее хозяйство в лесах Европы

Период существования послеледникового присваивающего хозяйства обычно рассматривается как промежуточный этап, предшествовавший возникновению земледелия и скотоводства.
Новый взгляд на этот период предполагает, что в некоторых частях Европы присваивающее хозяйство развивалось вместе с ранними земледелием и скотоводством, не уступая им в продуктивности.

ОКОЛО 10 000 лет назад ледни­ки, которые в течение многих тысячелетий покрывали значи­тельную часть Европы и Азии, начали быстро таять. По мере их отступле­ния в северной части Евразии возника­ли новые природные условия. Степи и тундры, характерные для ледниково­го периода плейстоцена, замещались лесами из хвойных и лиственных де­ревьев. Эти лесные районы представ­ляли для древнего человека новую среду обитания. Во время ледниково­го периода обитатели северной Евра­зии охотились в основном на крупных животных. Лес, заменивший степь, был сложной экосистемой, намного более богатой животными и съедоб­ными растениями. Послеледниковые группы охотников-собирателей по­лностью использовали это изобилие новых ресурсов, собирая раститель­ную пишу, охотясь на крупных и мел­ких животных, а также на водоплава­ющих птиц.
Послеледниковая присваивающая экономика с охотой и собирательст­вом (т. е. присвоением готовых про­дуктов природы) продолжала сущест­вовать до тех пор, пока на смену ей не пришел новый образ жизни, основан­ный на земледелии и скотоводстве. В северной Европе этот переход про­изошел примерно 5000 лет назад.

Читать далее МАРЕК ЗВЕЛЕБИЛ. Послеледниковое присваивающее хозяйство в лесах Европы