Архив метки: транспорт

Гвардейское: дублер столицы Крыма и центр аграрных знаний

Мало кто сейчас может поверить о блестящем советском прошлом угасающего гарнизона Гвардейское на север от столицы Крыма. В Корректировке генерального плана развития Симферополя до 2005 года, которая была выполнена в институте КрымНИИпроект при участии градостроительных исследовательских организаций Киева и Москвы около 1980 года, поселку Гвардейское и железнодорожной станции Остряково отводилась роль дублера-столицы, города-спутника, который должен был разгрузить Симферополь от транспортных и экологических проблем.

Большой Симферополь. Перспективная транспортная схема объездных дорог, федеральная трасса Таврида, платные маршруты для внедорожников, морские курорты
Большой Симферополь и дублер столицы Гвардейское. Перспективная транспортная схема объездных дорог, федеральная трасса Таврида, платные маршруты для внедорожников, морские курорты

В Симферополе (в Детском парке) когда-то работало Предгорное отделение знаменитого Никитского ботанического сада. Целый городок Аграрное Крымского сельскохозяйственного университета имел свои обширные опытные сады, плантации и оранжереи, в поселке Маленькое Крымский сельскохозяйственный техникум развивал славное наследие Магарачского училища садоводства и виноградарства.




Симферопольский университет также имел высокий уровень специалистов ландшафтоведения, защиты растений, почвоведения, лесоразведения, паркового строительства и цветоводства и других отраслей, связанных с производством высококачественных экологически чистых продуктов.

Пока лишь в порядке ностальгии и нереализованных возможностей публикуем старые материалы о Гвардейском.

Степное отделение Государственного Никитского Ботанического Сада.

Немного истории. 1997 год.

Читать далее Гвардейское: дублер столицы Крыма и центр аграрных знаний

Природа, история и экологические проблемы Азовского моря

Из первого путеводителя, который так и остается лучшим:
Шутов Юрий. Арабатская стрелка. Симферополь Издательство «Таврия» 1983 г.

problemu-az-morja11 -10 тысяч лет назад, когда наступил так называемый новоэвксинский этап, дно будущего Азовского моря стало сушей, которую прорезали долины крупных рек. На смену новоэвксинскому этапу 8-7 тысяч лет назад пришел древнечерноморский. В это время происходит трансгрессия, т. е. наступление моря, и там, где были глубокие долины, образовались заливы, глубоко врезавшиеся в сушу. Особенно глубокий залив образовался на месте Палео-Дона (Таганрогский залив).

Затем, 5 тысяч лет назад, начался новочерноморский этап развития Азовского моря; его принято делить еще на ряд стадий. В начале этапа уровень моря поднялся на 2,5-3 м выше современного, а 3-2 тысячи лет назад, когда наступила так называемая фанагорийская стадия, уровень воды моря понизился на 3-5 м ниже современного. Поверхность дна в то время представляла собой низкую, орошаемую многочисленными реками равнину. Вдоль речных долин тянулись заболоченные, сырые леса; остальная площадь равнины была занята степной растительностью. По бывшему дну моря текли полноводные реки — Палео-Дон со своими притоками — Палео-Молочной и Палео-Бейсбугом. Палео-Дон впадал тогда прямо в Черное море, его устье находилось в Керченском проливе.
Читать далее Природа, история и экологические проблемы Азовского моря

Роль велосипедов в изменении системы городского транспорта

Velo

Каждый, кто когда-либо сталкивался с уличным движением в крупных городах России, знает о хаосе и опасностях, которые оно в себе несет. В любой мо­мент российская система дорожного движения может дать сбой из-за наличия большого количества автомобилей, которые имеют слишком большую мощ­ность, слишком шумные и чрезмерно загрязняют окружающую среду. жители больших городов ежедневно сталкиваются с проблемами, связанными с пере­груженностью центральной части городов, а также с уличными пробками в на­правлении спальных районов. Автомобиль превратился в символ статуса и стал транспортным средством, которое выбирают обеспеченные представители городской элиты,  даже в тех случаях, когда они могут достичь своей цели быстрее с помощью грандиозной, но, увы, еще более перегруженной системы метро. добираться на работу пешком также проблематично, так как участники дорож­ного движения в городских агломерациях, вместо того чтобы следовать прави­лам уличного движения, выбирают подход «кто сильнее, тот и прав». каждого, кто в таких условиях, решит добираться на работу на велосипеде, будут, скорее всего, считать безумным.

Читать далее Роль велосипедов в изменении системы городского транспорта

Картографическое обеспечение горного туризма. Карты в руки, педали в ноги

«Гладко было на бумаге, да забыли про овраги»
Солдатская поговорка

разговор с местной краеведшей никогда не будет лишним:)Поговорка, вынесенная в эпиграф, родилась в Крыму в годы первой обороны Севастополя 1854-1856 годов, обороны безуспешной и очень кровавой. Одной из главных причин этого было то, что все военные операции планировались в Генеральном штабе в Санкт-Петербурге.
Раз за разом читая по электронной почте или на конференциях в Интернет очередные планы покорения Крыма (на горном велосипеде), каждый раз приходится удивляться наивности их кабинетных создателей.
Впрочем, ничего плохого о людях, собирающихся кататься по Крыму на велосипедах, я говорить не собираюсь. Вообще, человек, выбравший для себя активный стиль жизни, плохим быть не может. А вот плохих карт – сколько угодно.
Даже для работы с хорошими картами необходимо специальное образование. Однако опять вернемся к тому, что «клиент всегда прав», так что разберем только самые важные понятия и самые распространенные проблемы.

1. Что есть что в картографии:
Начнем с того, что картография это не совсем наука, поскольку карта – это не совсем модель пространства, а его образ. То есть, создатели карт всегда работают не только с математической основой (системой координат, оценкой высот, масштабом), но и передают содержание карт образными средствами (в туризме это рельеф, растительность, дороги, населенные пункты, достопримечательности, сервис). Образы вовсе не являются моделями, они опираются не на математику, не на геодезические измерения, а на эмоциональные оценки.
С математической основой тоже не все так гладко. У меня на глазах байкеры из Москвы измеряли высоту над уровнем моря с помощью прибора спутниковой навигации GPS прямо на триангуляционной вышке. Разница между отметкой, отлитой в чугуне и показаниями прибора, составила около 90 метров. Что здесь врет?

— Дело в том, что в США, чья спутниковая система дает информацию на GPS, принята своя система определения нулевой отметки высот, а в СССР — своя. Мы в школе учим, что высочайшей вершиной мира является Джомолунгма в Гималаях, а на американском глобусе – величайшая вершина мира – пик Мак-Кинли, и находится она, естественно, в Аляске, на территории США. Как и все самое-самое, впрочем, это может быть просто картографическая страшилка. Но системы измерения высот, действительно разные.

Вот что сообщают знающие туристы из Санк-Петербурга, не один год использующие навигационные приборы. Прежде чем путешествовать с прибором GPS, надо выяснить, какая геофизическая модель земного шара введена в него (через опцию Datum).

Советском Союзе и на пост-советском пространстве за модель земного шара принят Эллипсоид Красовского (Пулково 1942)

Const aP As Double = 6378245 ‘ Большая полуось
Const alP As Double = 1 / 298.3 ‘ Сжатие

В спутниковой навигационной системе Соединенных Штатах, которой теперь пользуется большинство стран принят Эллипсоид GRS80 (WGS84)
Const aW As Double = 6378137 ‘ Большая полуось
Const alW As Double = 1 / 298.257223563 ‘ Сжатие

GPS работает в системе WGS84, но умеет переводить координаты в «Пулково». Если в нем настроить «Datum».
А вот переводит ли он высоту из WGS в «Пулково»- не знаю. В районе Питера говорят, что разница в показаниях высоты достигает около 10 метров (здесь нулевая высота в пулковской системе). Если GPS не имеет воздушного барометра-высотомера, то заявленная вертикальная погрешность может достигать 25м, а в реале видимо больше.
Если GPS с анероидом, то последний автокалибруется по данным спутников в WGS84. Если эти данные совпадают с данными балтийской системы, то высоты на карте и на GPS совпадают до 0-2м, например Кольский п-ов и Архангельская область, но где-то расхождения могут быть очень большими.
Напомним, что наши сомнения в точности спутниковой навигации начались с расхождения между показателями прибора и отметкой на триангуляционном пункте в 90 метров. Со временем я выяснил, что прибор не врал, а вот топографы (вероятно, во время работ 1984 года) просто перепутали чугунные метки с цифрами высоты, то есть установили и залили бетоном в основание триангуляционной вышки совсем не тот указатель высоты!
В общем, в Крыму, я советую быть очень осторожным с приборной навигацией, в условиях тумана вообще прекращать движение.

Искажения пространства, расстояний и углов между объектами неизбежны при передаче объемного рельефа на плоскости, но для туризма давно уже придуманы маршрутные диаграммы, показывающие в масштабе высоту над уровнем моря через каждые 1, 2, 3 км или в точках смены уклонов. Классическим примером таких карт можно назвать атлас «По пещерным городам Крыма».
Однако туристам из бывших социалистических стран приходится иметь дело еще с заданными искажениями, которые в целях обеспечения режима секретности вводят в карты специально обученные и специально оплачиваемые специалисты. Лишь на картах времен первых кооперативов (1989-1993 годов) этих искажений нет.
Поэтому туристы обычно охотятся за секретными топографическими картами Генерального штаба. На них всегда указан и год съемки, например 1967. Кто знает более свежую съемку, сообщите.

2. Изменения в природе
Одна из очень хороших американских книг по инженерной геологии называется «Беспокойный ландшафт».

      Действительно,

все составные части ландшафта живут

      своей бурной жизнью:

    • рельеф вовсе не является чем-то застывшим, в глубинах грунта происходят не только землетрясения, но и просадки из-за буровых работ или заполнения водохранилищ, изменяется зеркало грунтовых вод, карстовые просадки, оползни, обвалы и грязекаменные потоки перемещают гигантские объемы грунта – достаточно просто сильного ливня, чтобы привычный маршрут стал непроходимым навсегда;
    • речные долины в Крыму самая интенсивно освоенная часть земель, русла спрямлены, террасы выровнены и распаханы, но каждый год реки напоминают человеку о его ничтожности – сносят мосты, размывают дороги, закладывают петли (меандры), в которых потом образуются старицы и болота;
    • растительность коренным образом меняет облик ландшафта – на безлесных склонах в Крыму почти везде нарезаны террасы, старые сады раскорчеваны, в пригородных лесах возникли дачные поселки и деревни крымских татар;

свой вклад в изменение ландшафта (пейзажа, краевида) вносят и животные, и погодные факторы, и, конечно, хозяйственная деятельность или просто тупое дуркование людей, но основной вывод уже и так ясен. Уже в момент поступления в типографию карта содержит большое число ошибок и искажений.

Северное побережье Азовского моря, например, изменяется после каждого крупного шторма на десятки и сотни метров, так что на морских картах даже указано, что береговая линия отражена условно.
3. Задачи и решения
Если начинать по порядку, то, безусловно, важная и упоительная часть велопутешествия начинается (и продолжается бесконечно долго и безмерно приятно) с выбора страны и района катания. На этом этапе лучше всего рисованные карты стран и провинций (областей, штатов, графств, бейликов, бантустанов, ну не знаю…). Такие карты передают как бы трехмерно сложность и крутизну рельефа, характерные линии горизонта, типичные черты береговой линии, дают представление о растительности, плотности населенных пунктов и развитии дорожной сети. Веселенькими значками и картинками на картах обозначены достопримечательности, приятности и вкусности. – Не забывайте, что это всего лишь образы, а человек, который их рисовал, мог иметь в виду совсем не то, что представляете вы. Это нормально, поскольку образы рождаются в мозгу на основе воспитания, культурных традиций, личного опыта.
На этапе выбора страны нужны еще фотографии (на них, например, по средиземноморским странам отлично иллюстрирована фраза Маркса «козы съели Грецию» – зелень очень скудна и в Испании, и в Турции), ну а пышность тропической зелени сразу должна напоминать о влажности и жаре, не особо совместимой с педалированием. Если говорить о Крыме, то на Южном берегу, на землях Севастополя, в Бахчисарайском, Симферопольском и Белогорском районе возможны горно-лесные маршруты в тени. Но здесь очень легко заблудиться и разумно нанять проводника. А вот окрестности Коктебеля, Тарханкут, Казантип хороши хорошим обзором и дальней перспективой в выборе маршрута. Но здесь от летнего зноя вы беззащитны.
Справедливости ради напомню, что сухая крымская жара, все же не так опасна как жара российской Средней полосы, и уже тем более влажная жара тропиков. Естественной для белой расы климатической полосой, откуда, собственно говоря, белая раса и расселилась по свету, являются сухие субтропики: Лазурный берег (Ницца и Монако), север Адриатики (Северная Италия, Словения, Хорватия), Южный берег Крыма и Крымское Предгорье.
Выбор стиля катания – маршрутный или радиальный, бивуачный или комфортный, опять же приходится еще на домашне-кабинетную пору. Можно надергать карт и отчетов о чужих поездках из Интернет. Карты нужны уже и масштабные, лучше всего 1:100 000, то есть в 1 см – 1 км, таким образом петля или радиалка на 20 км по прямой реально выливается в 50 –70 км суточного пробега по горам и долам, что вполне много, но тем не менее умещается перед глазами на стандартном формате А4.
Такой листок можно держать уже перед глазами и в специальном прозрачном планшетике в велосумке на руле. Как раз с такими картами (а также крупнее и мельче) я готовлю свои маршруты, обычно мне приходится проехать не менее трех раз, изучая не одну линию движения, а некую полосу, чтобы выбрать наиболее удобный и интересный маршрут.
На этом этапе очень помогают снимки из космоса и аэрофотосъемка. Большой объем таких работ выполнен по Крыму в 1980-х годах геологическим факультетом Московского университета им. Ломоносова. База факультета находится в пос. Прохладное Бахчисарайского района. Только напомню, что и рельеф, снятый из космоса, все равно меняется. Например, после сильных дождей летом 2002 года, самый короткий путь из Научного в Бахчисарай над трассой газопровода стал непроходимым: глину смыло, остались только большие с острыми краями плитки мергеля – ни ехать, ни идти. Другой пример: пляжная тропа из Алушты до мыса Сотера. В конце сезона ее утаптывают отлично, а после зимних штормов ехать по рыхлому пляжу вообще невозможно. Всегда надо знать несколько вариантов «из пункта А в пункт Б», поэтому забивать точки в GPS – скорее игра, чем необходимость.
Сейчас нет особой проблемы в том, чтобы скопировать космические снимки американских спутников. Но и на них могут быть разные казусы (например, участки с зимней съемкой, где все покрыто снегом и льдом) или участки со съемкой во время лесных и полевых пожаров. Поэтому изучать надо не линию маршрута, а полосу движения, район движения, чтобы всегда иметь запасные варианты и всегда знать, что рядом с маршрутом в стороне от него.
Геннадий Тимофеев, большой знаток Бахчисарайских окрестностей, как-то сказал, что может ехать так, чтобы ветер всегда был в спину. Так оно и есть, потому что для долин Предгорья характерно, что плоская их часть распахана, а дороги прокатывают (причем после распашки каждую весну заново) по границе поля и леса или речки. Получается, что всегда есть выбор – объехать поле справа или слева. Иногда прокатывают и сокращенки по диагоналям. В любом случае изображения таких грунтовок на карте условно. Что касается лесных дорог, то с ними еще хуже: на топокарты нанесена безумная паутина просек, минерализованных противопожарных полос, трелевочных трасс, по которым трактора таскают бревна. Среди этого безобразия просто теряются реальные грунтовки (среди которых есть отличные древние «ишачки» -пологие вьючные тропы). К этому еще надо прибавить колеи от транспорта лесников и браконьеров, которые просто мотаются по своим делам, к сенокосным полянам или пасекам (после которых ехать уже надо только назад). Не стоит сидя дома баловаться курвиметром и намечать нормы суточного пробега. Это будет еще зависеть и от погоды (от направления ветра – очень, от дождя – так себе), и от массы случайностей.
Выбор маршрута вполне возможен еще дома на основе карт и советов знатоков с сайтов
velozona.ru,
www.zverozub.com и других.

При этом, кроме топографических карт, хороши черно-белые схемы ниток маршрута, и рисованные карты в сочетании с фотогалереями. На рисованных картах отлично видны тягуны и крутые участки, пересечения с автомагистралями и другая важная информация. Вся неважная информация не показана. Это в картографии называется генерализация (отбор и отображение только существенной информации для определенных целей). Вот почему топографические карты, на которых показано все, не пригодны для велотуризма. Для нас нужны специальные карты, которые могут готовить только велоклубы, имеющие в своем составе и опытных велогидов, работающих с людьми, и специалистов, имеющих навыки картографии, топосъемки и ориентирования.
Самой важной частью маршрута являются видовые точки. Для велотуриста они и эмоционально, и чисто физически служат важными этапами маршрута, которые надо преодолеть, и которыми потом (и за это) можно насладиться. Я обычно «простреливаю» лучшие силуэты гор для фона, выигрышный ракурс и прочие хитрые мелочи для удачной съемки. А потом просто выставляю туристов почти насильно на отработанные точки, чтобы они делали свои снимки быстро и безупречно.
Даже для экстремального скоростного спуска и точка старта, и точка финиша должны давать простор для глаз и фантазии. Ну и для съемки конечно. В моих путеводителях я последние годы обязательно делаю обзор видовых площадок (в Крыму их специально оборудовали со времен первых аристократических усадеб с начала 19 века), продолжали в генсековские времена, а сейчас лепят для новых всяких (впрочем, к этим беседкам уже не проберешься).
Выбор маршрута на следующий день в Крыму реально проводить вечером накануне катания. Более или менее ясны будут погода, ваше самочувствие, состояние велосипедов, желания разных членов группы. Естественно, несколько разных карт масштабом от 2-хкилометровок до 2-хсоток (для таких мест, например, как Большой Каньон) для этого не помешают. Между двумя ужинами и непрерывно умеренным потреблением вин есть смысл поговорить, почитать, посмотреть, порисовать, помечтать.
Это уже само по себе и удовольствие и большая работа. Так что если с утра вы отлично выспитесь, плотно и вкусно покушаете и отправитесь пешком нежиться на ближайший водоемчик, ваше маршрутное творчество послужит отличной тенью для славно потрудившейся головы. Это я к тому, что лучше запланировать маршрут дней на 10, и чередовать интенсивные нагрузки в 30-80 км по горам с днями, когда вы будете проезжать не больше 15-20 км, а основное время посвятите купанию, загару и общению.