Мангупская археологическая экспедиция времен лихих 90-х. Третья поездка. Рома и Андрей

Фотки из третьей поездки

Герои-персонажи это два пацана из Симферополя. Рома и Андрей. Точно не помню, сколько им было тогда лет. Рома (блондин) чуть старше. В первый день каникул он с одноклассниками устроил пикник с алкоголем на берегу водохранилища. В закономерном результате во время восхождения за дровами на высокий засыхающий тополь сорвался с высоты около 10 метров. По пути вниз сломал себе большую бедренную кость. Один из сучьев вырвал из его ягодицы основательный кусок мяса (мышцы). История отдельная. У меня уже был мобильный телефон. Я позвонил моей маме, она вызвала скорую помощь с квартирного телефона. Дорога до больницы была ужасна. Слышно было как у Ромы стукаются обломки костей. Понятно что он громко матерился, но замечаний ему не делали.

В детской больнице его вполне хорошо починили, поставили металлическую спицу. За обезболивающие я заплатил отдельно. Причем анестезиолог вполне убедительно мне сказал: мы лечим детей и без денег, но если есть возможность, то заплатите. В больнице были немножко стыдные вещи — Рома стеснялся, несколько дней не ходил по большому. В итоге обкакался после бананов. Пришлось мне его мыть, санитарок он продолжал стесняться. Через дня четыре больница уже была дом родной. У меня нашлось два белых халата. Я ходил законно, персонал называл меня Папочка. Потом я вычислил все служебные входы и ходил когда мне было удобно. Нахальство второе счастье )))

На всех этих фотографиях Рома работает со спицей в кости.

После лежания в больнице на улице Титова у Ромы значительно усохли поврежденные половинка и бедро, а живот наоборот наполнился жиром. Самое страшное — Рома боялся ходить. И даже вставать. Мой школьный друг Гена Волобуев после школы учился на фельдшера, затем в Крымском медицинском институте (вообще-то акушер-гинеколог, однако потом у него была частная практика по мануальной терапии) — уже в первый день после выписки заставил Рому сесть, правда на тумбочку с двумя подушками. Потом заставил ходить не на костылях, а опираясь на санки. Мы с Ромой спустились на лифте. С девятого этажа. Немножко погуляли. Он был счастлив, что получается ходить. Дальше было самое интересное — лифт отключили. Рома сам поднялся на 9 этаж. Мой друг Гена сказал, что он восстановится, только надо максимум физической нагрузки. Поэтому мы отправились на работу в археологическую экспедицию. На Мангупе у профессора Герцена я бывал уже раньше. Впервые на видеорепортаже для ЧТРК (программа «Скворечник») с моей дочкой. Анастасия Русанова не раз получала титул «Прима Крымского Туризма» — ну, это другая история.

Для компании Роме я взял еще одного мальчика, потому что мальчиков утомляет общение только со взрослыми. Андрей чуть младше Ромы, очень спокойный и сильный. Кстати, сейчас вместе с отцом он занимается строительством мансард, делает современные кровли. Работает на высоте, потому что очень уравновешен по характеру. Оба парня очень быстро вошли в пестрый коллектив Мангупской экспедиции. В основном там работают студенты первокурсники. Небольшое число со второго или старших курсов сами не копают, а контролируют ситуацию, поскольку имеют уже опыт. Например, один раз я нашел костяную пуговицу. Думал, что кусок пластика, собирался выбросить. Спросил у второкурсника — он объяснил, что костяные изделия в средние века и в древности это практически наша пластмасса. Только более надежная и устойчивая во времени. Слишком свежий воздух и высота около 600 метров над уровнем моря плюс купание в озерах с родниковой водой позволяют выспаться за 3-4 часа. До двух часов ночи обычно мы орали песни у костра под татарский ореховый самогон. В 5 утра подъем. Работа с киркой и лопатой. Правда, детей иногда ставили на работу с металло-детектором в старые отвалы. Андрей работал в паре с сыном профессора Герцена.

В общем, впечатлений множество. Не все я сфотографировал.

Важно, что нас кормили, мы работали. От меня не требовали никаких документов на детей, никаких страховок. «Кто работает, тот ест«. На Мангупе каждый день появлялись очень странные интересные люди. Иногда затаскивались наверх с аккордеоном и прочей музыкой… Ну, просто Мангуп-папа это центр раста-культуры… Там знаменитая ганджа растет )))

Теперь повторяю свой старый текст:

Вторая поездка была без фотоаппарата, но зато с продолжительной прогулкой. Археологи сделали себе выходной, что заключалось в ходьбе под жгучим солнцем километров эдак на 15. Правда, тропа была замечательная, классическая «ишачка«. Мы еще и искупались и под слепой дождик попали.
Самые сильные впечатления оставил мародерский раскоп у подножия Мангупа. Черные «археологи» пригнали человек 80 с лопатами (привезли на двух автобусах), бульдозером срыли кусок леса. Потом выпотрошили десяток аланских склепов III века нашей эры. Ценные вещи утащили для продажи на нелегальной археологической барахолке и вывозу за границу, кости побросали здесь же. Происходят такие «раскопки» обычно весной, а археологи копают, когда у студентов каникулы.
Теперь на разграбленном могильнике пытаются хоть что-то сделать для науки. Правда, и золото попадается. Как раз в день нашего визита одна студентка угощала своих друзей банкой сгущенки — традиционная премия тому, кто найдет что-то ценное.
Впрочем, в третью нашу поездку на аланском могильнике мы уже не побывали. Так что придется вам про золото верить на слово. Но на самом деле, гораздо интереснее для нас были черепа знатных аланских воинов. Оказывается, страсть советских дембелей носить фуражки самого маленького размера имеет тысячелетние корни. Для того чтобы носить шлемы поменьше, аланская знать стягивала своим младенцам голову обручем (металлическим, что ли?) довольно продолжительное время. Так что потом воин с такой головой-огурцом всегда мог рассчитывать на подчинение своих одноплеменников.

  • ИСЧ — искусственная деформация черепов по моей версии (много лет я над этим размышлял) это знак обязанности на кровную месть. Мальчики и девочки с деформацией черепов обязаны были отомстить за смерть родителей. Юноша обязан был сделать чашу из черепа врага, девушка — полотенце из скальпа врага. Только после этого они могли создавать семью. Не все доживали. В Крыму известно захоронение девочки 14 лет, которая умерла от множества ран.

Ну ладно, о веселом.

Ну а теперь фотки. Мы опять начали вкушать мангупские радости с купания в озере и возлежания на подушках в чайхане. Там к нам подсадили двух прелестных харьковских гурий, захвативших с собой даже спецодежду.
Уже в полной тьме мы поднялись наверх. Путь через караимское кладбище не обошелся без пизгов-визгов. Но вообще больше нас занимало, как Рома одолеет подъем на сломанной ноге (у него спица вставлена, и я долго упирался, чтобы не брать его с собой). Мы это сделали! По этому по случаю был бешеный звездопад и не менее бешеное наше пение вперемежку с дудением, облагороженное 16-кратным эхом.

Наутро мы отправились фоткаться со столь любезными сердцу нашему еще с прошлой поездки скелетами. К нашему разочарованию самые роскошные из них уже перекочевали в пошлые полиэтиленовые кулечки:((
Самые интересные люди Мангупа это Черные доктора (паталоанатомы) — они проводят в экспедиции свои отпуска, потому что лучший отдых для них это отвлечься от современных убийств.
Мангупское плато на самом деле — здоровенное. Ну а главное, в экспедиции соблюдается трудовое законодательство. Дети работают 4 или 6 часов в сутки, по возрасту. Много времени на прогулки.

Хотя мы и напросились на раскопки (поработать), шли мы, радостно отвлекаясь на всякие красивости и интересности, поплевывая и по#исывая c высоты орлиного помета.

Совсем не хило выглядел лагерь прямо у стен Цитадели. Десяток джипов (не самых бедных) и стильные палатки. Оказалось, что эта уже традиционная экспедиция Министерства по Чрезвычайным Ситуациям России, они уже не первый раз здесь и даже помогают при необходимости археологам.
Вход (въезд) в Цитадель.
Порадовавшись, что на джипах раскатывают и хорошие люди, мы алчно кинулись вздымать кирками пыль веков (в основном, правда, в форме увесистых камней). Как и положено, сокровища охраняла змея. Впрочем, это молодой полоз. Девушки на Мангупе это нечто особенное.
Парадный вход в донжон (главную башню) Цитадели украшает резьба по камню вполне типичной армянской техники. Считается, что династия мангупских князей происходила из византийского рода Гаврас, армянского происхождения. Одна из линий рода Гаврас перешла на службу Московским князьям. Занимали должность казначеев. Известны как российские потомственные благородные дворяне Головины и Ховрины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.